Спорное правоотношение не допускает правопреемство

Процессуальное правопреемство. В случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением правоотношении (смерть гражданина

Спорное правоотношение не допускает правопреемство

В случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением правоотношении (смерть гражданина, прекращение существования юридического лица, уступка требования, перевод долга) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно в любой стадии процесса.

Для правопреемника все действия, совершенные в процессе до его вступления, обязательны в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

Процессуальное правопреемство, то есть замена одной из сторон процесса другим лицом, правопреемником, происходит в тех случаях, когда права или обязанности одного из субъектов спорного материального правоотношения в силу тех или иных причин переходят к другому лицу, которое не принимало

участия в данном процессе. Основой правопреемства является правопреемство, предусмотренное нормами материального права, в частности нормами ГК РФ.

Как правило, это бывает в случае перемены субъекта права или обязанности в правоотношении, когда новый субъект полностью или частично принимает на себя права или обязанности своего правопредшественника, так называемого универсального или сингулярного правопреемства в материальном праве.

Универсальное правопреемство может иметь место в случае смерти гражданина и перехода его имущества по закону или по завещанию к его наследникам.

Основанием для правопреемства юридических лиц является реорганизация юридического лица, когда согласно ст.

58 ГК РФ “при слиянии юридических лиц права и обязанности каждого из них переходят к вновь возникшему юридическому лицу в соответствии с передаточным актом”.

Закон указывает на переход прав и обязанностей от одного юридического лица к другому и по основаниям, предусмотренным ст. 58 ГК РФ.

Что касается правопреемства в отдельном материальном правоотношении (сингулярном) по гражданскому праву, то оно влечет за собой процессуальное правопреемство. Согласно ст.

387 ГК РФ, права кредитора переходят по обязательству к другому лицу на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств: по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, когда возможность такого перевода предусмотрена законом; вследствие исполнения обязательства должника его поручителем или залогодателем, не являющимся должником по этому обязательству, и в других случаях. Согласно ст. 388 ГК РФ, уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Перевод должником своего долга на другое лицо также влечет. Однако перевод возможен только при наличии согласия на перевод долга самого кредитора.

Однако правопреемство в процессе допускается не всегда, поскольку материальное правоотношение не допускает такого правопреемства.

Существуют такие права и обязанности, лично-доверительный характер которых не допускает возможность перехода прав и обязанностей к другому лицу.

Так, не может перейти к другому лицу обязанность платить алименты на содержание конкретного лица, в отношении которого плательщик алиментов выступает как алиментнообязанное лицо.

Согласно ст. 388 ГК РФ, не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Порядок процессуального правопреемства подчиняется определенным правилам и проходит в определенных рамках, установленных законом. Оно возможно на любой стадии процесса, то есть на той стадии, на которой выбывает правопредшественник. Заявляя ходатайство о вступлении в процесс в

качестве правопреемника, заинтересованное лицо должно себя легитимировать в качестве данного участника процесса и представить соответствующие доказательства в виде необходимых документов, подтверждающих переход к нему прав и обязанностей правопредшественника. Закон предусматривает возможность приостановления производства по делу.

Когда правопреемство наступает в отношении нескольких лиц, суд должен известить каждого из них, и их вступление в процесс обусловлено волей каждого из них. Производство по делу возобновляется путем вынесения определения.

Правопреемство отличается от замены ненадлежащей стороны тем, что процесс по делу продолжается с того момента, когда он приостановлен, и все действия правопредшественника обязательны для правопреемника. Вступление в процесс правопреемника не означает начала нового процесса.

Источник: https://studopedia.ru/8_18371_protsessualnoe-pravopreemstvo.html

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 августа 2014 г. N 6-КГ14-5 Суд удовлетворил кассационную жалобу и оставил в силе определение районного суда, поскольку суд обязан приостановить производство по делу в случае смерти гражданина, являющегося стороной в деле или третьим лицом с самостоятельными требованиями, если спорное правоотношение допускает правопреемство

Спорное правоотношение не допускает правопреемство

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Асташова С.В. и Момотова В.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Гридневой Н.Н. к Гридневой Ю.Д. о признании права собственности на 1/2 долю совместно нажитого имущества супругов по кассационной жалобе Сидоровой Н.П. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда от 18 сентября 2013 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Момотова В.В., объяснения Сидоровой Н.П., поддержавшей доводы кассационной жалобы, Гридневой Ю.Д. и ее представителя Петраченковой О.А., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Гриднева Н.Н. обратилась в суд с указанным иском, сославшись на то, что в период с 21 апреля 1990 г. по 29 октября 2012 г. состояла в зарегистрированном браке с Гридневым В.В., который умер 28 октября 2012 г.

В период брака супругами было приобретено имущество: трехкомнатная кв. … в д. … по ул. … гараж № … по адресу: г. … и автомобиль … Раздел имущества в период брака не производился. Завещания Гриднев В.В. не оставил.

Наследниками первой очереди по закону после смерти Гриднева В.В. являются Гриднева Н.Н. и мать умершего – Гриднева Ю.Д.

14 июля 2013 г. скончалась Гриднева Н.Н.

Определением Скопинского районного суда Рязанской области от 19 июля 2013 г. производство по данному делу приостановлено до определения правопреемника умершей Гридневой Н.Н.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда от 18 сентября 2013 г. определение Скопинского районного суда Рязанской области от 19 июля 2013 г. отменено. Производство по делу по иску Гридневой Н.Н. к Гридневой Ю.Д. о признании права собственности на 1/2 долю совместно нажитого имущества прекращено.

В кассационной жалобе Сидоровой Н.П. ставится вопрос об отмене определения суда апелляционной инстанции, как вынесенного с нарушением требований закона.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 10 июля 2014 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судом второй инстанции при рассмотрении настоящего дела.

В силу части 1 статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

В соответствии с абзацем 2 статьи 215 названного Кодекса суд обязан приостановить производство по делу в случае смерти гражданина, являющегося стороной в деле или третьим лицом с самостоятельными требованиями, если спорное правоотношение допускает правопреемство.

Судом установлено, что 15 июля 2013 г. в период рассмотрения дела в Скопинском районном суде Рязанской области умерла Гриднева Н.Н.

Приостанавливая производство по делу до определения правопреемника умершей Гридневой Н.Н., суд первой инстанции с учетом заявленных истцом требований о признании права собственности, пришел к выводу о допустимости правопреемства по спорным правоотношениям.

Отменяя определение суда первой инстанции и прекращая производство по данному гражданскому делу, судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда исходила из того, что правопреемство по настоящему гражданскому делу недопустимо, поскольку при вступлении в брак возникают личные правоотношения, которые в силу абзаца 7 статьи 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации прекращаются в связи со смертью одного из супругов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит вывод суда апелляционной инстанции не соответствующим требованиям закона.

В соответствии со статьей 2 Семейного кодекса Российской Федерации семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

В силу статьи 4 Семейного кодекса Российской Федерации к названным в статье 2 данного Кодекса имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством применяется гражданское законодательство.

В состав отношений между членами семьи, урегулированных гражданским законодательством, входят отношения, связанные с правами членов семьи на наследственное имущество, открывшегося со смертью одного из них.

Так, статьей 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается настоящим Кодексом или другими законами.

Также в состав наследства не входят личные неимущественные права и другие нематериальные блага.

Как разъяснено в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 9 от 29 мая 2012 г.

«О судебной практике по делам о наследовании», в частности, в состав наследства не входят: право на алименты и алиментные обязательства (раздел V Семейного кодекса Российской Федерации), права и обязанности, возникшие из договоров безвозмездного пользования (статья 701 Гражданского кодекса Российской Федерации), поручения (пункт 1 статьи 977 Гражданского кодекса Российской Федерации), комиссии (часть первая статьи 1002 Гражданского кодекса Российской Федерации), агентского договора (статья 1010 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Следовательно, перечисленные выше правоотношения, возникающие из прав и обязанностей, неразрывно связанных с личностью наследодателя, не допускают правопреемство.

В пункте 33 названного выше постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации указано, что в состав наследства, открывшегося со смертью наследодателя, состоявшего в браке, включается его имущество (пункт 2 статьи 256 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 36 Семейного кодекса Российской Федерации), а также его доля в имуществе супругов, нажитом ими во время брака, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства, если брачным договором не установлено иное (пункт 1 статьи 256 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 33, 34 Семейного кодекса Российской Федерации). При этом переживший супруг вправе подать заявление об отсутствии его доли в имуществе, приобретенном во время брака. В этом случае все это имущество входит в состав наследства.

Исходя из приведенных выше разъяснений имущественные отношения между такими субъектами семейных отношений как супруги не прекращаются со смертью одного из них, а его доля в совместно нажитом имуществе супругов подлежит включению в наследственную массу и является объектом наследственных правоотношений.

Таким образом, имущественные отношения между супругами по своей природе допускают правопреемство в случае смерти одного из супругов.

Следовательно, допускают правопреемство и спорные правоотношения между Гридневой Н.Н. – супругой умершего Гриднева В.В. и Гридневой Ю.Д. – матерью умершего, то есть допускают переход имущественных прав истца Гридневой Н.Н. к ее наследнику – Сидоровой Н.П., являющейся матерью истца.

В связи с этим вывод суда апелляционной инстанции о том, что правопреемство по настоящему гражданскому делу недопустимо, поскольку при вступлении в брак возникают личные правоотношения, которые прекращаются в связи со смертью одного из супругов, является неправильным.

При таких обстоятельствах в данном случае предусмотренные законом основания для прекращения производства по делу отсутствовали.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм процессуального права существенными, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Сидоровой Н.П., являющейся матерью истца Гридневой Н.Н., в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда от 18 сентября 2013 г. подлежит отмене, а определение Скопинского районного суда Рязанской области от 19 июля 2013 г. – оставлению в силе.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда от 18 сентября 2013 г. отменить, оставить в силе определение Скопинского районного суда Рязанской области от 19 июля 2013 г.

Председательствующий Горшков В.В.

Супруга, пережившая своего мужа, обратилась с иском к его матери (как к наследнице).

Истица потребовала признать за ней право собственности на 1/2 долю совместно нажитого имущества супругов (раздел которого в период брака не производился).

До принятия решения по делу истица умерла.

Одна из судебных инстанций сочла, что производство по делу нужно прекратить (несмотря на наличие у истицы наследника).

При этом она исходила из того, что правопреемство по данному спору не допускается.

Так, при вступлении в брак возникают личные правоотношения, которые прекращаются в связи со смертью одного из супругов.

СК по гражданским делам ВС РФ не согласилась с таким выводом и пояснила следующее.

По ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в т. ч. имущественные права и обязанности.

Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя (право на алименты, на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается по закону).

Также в наследство не входят личные неимущественные права и другие нематериальные блага.

Между тем в силу ранее сформулированных разъяснений в состав наследства, открывшегося со смертью наследодателя, состоявшего в браке, включается его имущество.

Также это доля в имуществе супругов, нажитом ими во время брака (независимо от того, на имя кого из них оно приобретено либо кто из них его оплачивал, если брачным договором не установлено иное).

Следовательно, имущественные отношения между такими субъектами семейных отношений как супруги не прекращаются со смертью одного из них.

Поэтому доля в совместно нажитом имуществе супругов подлежит включению в наследственную массу и является объектом наследственных правоотношений.

Таким образом, имущественные отношения между супругами по своей природе допускают правопреемство в случае смерти одного из них.

Соответственно, допускается и правопреемство в спорных правоотношениях.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70627072/

Процессуальное правопреемство

Спорное правоотношение не допускает правопреемство
Разместил: Егоров Константин Михайлович Другое 20.08.

2018

Рассмотрение гражданских, экономических и административных дел в российских судах нередко осложняется обстоятельствами, требующими особого процессуального разрешения, не связанного с разрешением спора по существу.

Одним из таких обстоятельств является выбытие по какой-либо причине стороны из процесса. Институт процессуального правопреемства регулирует порядок замены выбывшей стороны из процесса и вступления другого лица (правопреемника).

И в гражданском, и в арбитражном, и в административном судопроизводстве правопреемство возможно на любой стадии процесса.

В случае выбытия взыскателя или должника в исполнительном производстве, возбужденном на основании выданного судом исполнительного документа (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в правоотношениях), вопрос о правопреемстве подлежит разрешению судом (ст. 44 ГПК РФ, ст. 44 КАС РФ, ст. 48 АПК РФ, п. 1 ч. 2 ст. 52 Закона об исполнительном производстве) (п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 N 50 “О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства”).

Правопреемство возможно в делах любой категории, если правоотношения не связаны с личностью гражданина.

Например, по вопросу о правопреемстве в делах, связанных с возмещением судебных издержек, Верховный Суд РФ указал, что переход права, защищаемого в суде, в порядке универсального или сингулярного правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица, переход права собственности на вещь, уступка права требования и пр.) влечет переход права на возмещение судебных издержек, поскольку право на такое возмещение не связано неразрывно с личностью участника процесса (ст. ст. 58, 382, 383, 1112 ГК РФ). В указанном случае суд производит замену лица, участвующего в деле, его правопреемником (ст. 44 ГПК РФ, ст. 44 КАС РФ, ст. 48 АПК РФ) (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1 “О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела”).

Правопреемство в гражданском процессе

В соответствии с п. 1 ст. 44 ГПК РФ в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Правопреемство в гражданском процессе возможно при наступлении следующих обстоятельств: смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах (Апелляционное определение Московского городского суда от 18.11.2016 по делу N 33-46129/2016).

Суд производит замену выбывшей стороны на правопреемника только в том случае, если правопреемник существует (например, у умершего гражданина имеются наследники, организация прекратила свое существование в результате реорганизации) и от него поступило в суд соответствующее заявление с приложением документов, подтверждающих право на правопреемство.

Гражданское процессуальное правопреемство не допускается по спорам, связанным с личностью гражданина (например, по делам о взыскании алиментов, о расторжении брака, о восстановлении на работе и т.д.).

Производство по делу прекращается в случае, если после смерти гражданина, являющегося стороной по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемство, или ликвидации организации, участвующей в деле в качестве истца или ответчика.

Действия суда различаются в зависимости от стадии, на которой выбыла сторона из процесса. Так, если истец, ответчик или третье лицо, заявляющее самостоятельные требования, выбыло в суде первой инстанции, суд обязан в порядке ст.

215 ГПК РФ приостановить производство по делу до определения правопреемника лица, участвующего в деле (ст. 217 ГПК РФ).

Если же вопрос о правопреемстве возник на стадии апелляционного обжалования, то суд возвращает гражданское дело в суд первой инстанции для совершения соответствующих процессуальных действий (Определение Московского городского суда от 22.11.2016 по делу N 33-45536/2016).

Все действия, совершенные стороной до вступления правопреемника, обязательны для последнего (п. 2 ст. 44 ГПК РФ). Вступление в процесс правопреемника или отказ в замене оформляется определением суда, на которое может быть подана частная жалоба (п. 3 ст. 44 ГПК РФ).

Правопреемство в арбитражном процессе

Положения арбитражного процессуального законодательства о правопреемстве практически дублируют положения гражданского процессуального законодательства. Так, п. 1 ст. 48 АПК РФ устанавливает, что арбитражный суд производит замену выбывшей стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте.

Правопреемство допускается на любой стадии арбитражного процесса в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении, например реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах.

В ходе исполнительного производства, возбужденного на основании исполнительного листа, выданного арбитражным судом, также могут возникнуть вопросы о правопреемстве.

В таком случае вопрос о замене взыскателя правопреемником решается арбитражным судом в порядке ст. 48 АПК РФ (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.

2015 N 50 “О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства”).

Правопреемство в арбитражном процессе невозможно по делам, связанным с личностью гражданина.

Например, при рассмотрении дела о несостоятельности индивидуального предпринимателя принцип процессуального правопреемства не может быть применен (п.

14 Обзора практики применения арбитражными судами законодательства о несостоятельности (банкротстве) (информационное письмо ВАС РФ от 25.04.1995 N С1-7/ОП-237)).

На замену стороны ее правопреемником или на отказ в этом арбитражным судом указывается в соответствующем судебном акте, который может быть обжалован. Для правопреемника все действия, совершенные в арбитражном процессе до вступления правопреемника в дело, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил (п. п. 2, 3 ст. 48 АПК РФ).

Правопреемство в административном процессе

В ст. 44 КАС РФ определяется порядок замены выбывшей стороны при рассмотрении административного дела. Законодатель выделяет следующие группы субъектов – участников административного судопроизводства. С одной стороны, это орган государственной власти или орган местного самоуправления (далее – орган), должностное лицо, с другой стороны, гражданин или юридическое лицо.

Если в процессе рассмотрения административного дела орган был реорганизован, суд производит замену этой стороны правопреемником. Иначе должен поступить суд, если какой-либо из указанных органов либо организация, наделенная государственными или иными публичными полномочиями, упразднены.

В такой ситуации суд производит замену этой стороны органом или организацией, к компетенции которых относится участие в публичных правоотношениях в той же сфере, что и рассматриваемые судом спорные правоотношения, либо к компетенции которых относится защита нарушенных прав, свобод и законных интересов административного истца (п. 1 ст. 44 КАС РФ).

В период рассмотрения административного дела должностное лицо, являющееся стороной, может быть освобождено от соответствующей замещаемой (занимаемой) должности.

В таком случае суд производит замену выбывшей стороны другим лицом, замещающим (занимающим) эту должность на момент рассмотрения административного дела, либо иным должностным лицом или соответствующим органом, к компетенции которых относится участие в публичных правоотношениях в той же сфере, что и рассматриваемые судом спорные правоотношения, либо к компетенции которых относится защита нарушенных прав, свобод и законных интересов административного истца.

Замена выбывшего гражданина (в случае смерти) или реорганизации юридического лица правопреемником в административном процессе возможна только в случае, если правопреемство допускается в данном административном или ином публичном правоотношении (п. 3 ст. 44 КАС РФ).

Например, по делу о признании незаконным бездействия органа внутренних дел, местной администрации по факту нарушения законодательства дело было прекращено в связи со смертью заявителя (Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 25.11.

2015 по делу N 33а-10660/2015).

Источник: https://www.kmcon.ru/articles/jurist/lawful-index_6733.html

Процессуальное правопреемство наследников

Спорное правоотношение не допускает правопреемство
Габриэль Феликсович Шершеневич, профессор Московского университета, человек, вклад которого в развитие российской науки гражданского права трудно переоценить, писал: «Совокупность юридических отношений, в которые поставило себя лицо, со смертью его не прекращаются, но переходят на новое лицо», которое «заменяет прежнее и занимает в его юридических отношениях активное или пассивное положение, смотря по тому, какое место занимал умерший»[1].Сказанное абсолютно справедливо и в наше время для случаев выбытия ввиду смерти одной из сторон рассматриваемого судом гражданско-правового спора.

Согласно ст. 44 ГПК РФ, в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Аналогичное положение содержится в тексте Гражданского процессуального уложения Германии, согласно § 239 которого в случае смерти стороны производство по делу приостанавливается до вступления в него правопреемников[2].

Конечно, правовые системы России и Германии являются в определенной мере родственными, чем и объясняется сходство представлений о наследовании в целом, а также о последствиях выбытия одной из сторон гражданского спора вследствие смерти.

В противовес господствующей в континентальной правовой семье мнению о том, что «все отношения прежнего субъекта, составляющие в совокупности понятие об имуществе, переходят на новое лицо, институт наследования  в англо-американском праве основан на ином принципе – ему свойственна ликвидация имущества умершего, при которой законные наследники являются лишь последними наименее привилегированными кредиторами[3]. Тем не менее, гражданское процессуальное право, например, США также, как и в России и Германии, рассматривает смерть как основание для замены стороны. Так, согласно пп. «», п. «» правила 72 Правил Гражданского процесса штата Аляска, смерть ответчика является основанием для привлечения судом к участию в судебном заседании его правопреемника.

В соответствии с порядком, установленным правилом 1.

260 Правил Гражданского процесса штата Флорида, в случае смерти стороны, не влекущей за собой прекращение её обязательств, суд вправе инициировать замену данной стороны надлежащей стороной.

Ходатайство о замене стороны может быть предъявлено любой заинтересованной стороной  либо правопреемниками умершей стороны в течение 90 дней со дня смерти, установленного соответствующей записью о регистрации факта смерти[1].

Итак, в случае выбытия одной из сторон гражданско-правового спора в связи со смертью, производится её замена на правопреемника. Это имеет существенное значение, прежде всего для правопреемников истца, поскольку наследники ответчика, по общему правилу, отвечают по обязательствам только в пределах стоимости унаследованного имущества.Казалось бы, сформулированное правило не допускает неоднозначного толкования, а при его применении не должно возникать трудностей. Однако, судебной практике известны примеры дел, в которых суд в случае выбытия одной сторон ввиду её смерти указывал на невозможность правопреемства и прекращал производство по делу. Так Московский областной дел в Определении от 04 мая 2010 г. по делу № 33-5890, указал на обоснованность вывода суда первой инстанции о прекращении производства по делу в связи с тем, что истец умер, а правопреемство по заявленным требованиям не допускается законом.ГПК РФ следующим образом устанавливает данное основание прекращения производства по делу в статье 220: суд прекращает производство по делу в случае, если после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемство.

Толкование статей 44 и 220 ГПК РФ в совокупности позволяет сделать вывод, что процессуальное правопреемство наследников возможно только в том случае, если материальные права, являющиеся предметом гражданско-правового спора, могут переходить по наследству. Круг таких прав, в свою очередь, очерчен ГК РФ.

Так  статья 1112 ГК РФ включает в состав наследства – принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, – иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

При этом не входят в состав наследства:- права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, – права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими законами.

– личные неимущественные права и другие нематериальные блага. Применение указанных норм к конкретным случаям зачастую вызывает вопросы, которые, в свою очередь разрешаются уже судебной практикой.Так, в соответствии с общим правилом, установленным ч. 1 ст.

1183 ГК РФ, право на получение подлежавших выплате наследодателю, но не полученных им при жизни по какой-либо причине сумм заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий, стипендий, пособий по социальному страхованию, возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию, принадлежит проживавшим совместно с умершим членам его семьи, а также его нетрудоспособным иждивенцам независимо от того, проживали они совместно с умершим или не проживали.

Конституционный Суд РФ, рассматривая вопрос о возможности применения положений статьи 1183 ГК РФ требованиям наследников о выплате пенсии, причитающейся умершему, указал, что  реализация гражданином своего субъективного права на пенсионное обеспечение не может быть осуществлена без принятия правоприменительным органом решения о предоставлении ему пенсии определенного вида и размера, и в силу такого решения у органа, осуществляющего пенсионное обеспечение, непосредственно перед этим лицом, являющимся участником (субъектом) данного вида правоотношений, возникает обязанность по своевременной и в полном объеме выплате ему сумм пенсии. Таким образом, право на пенсию, включающее право требовать установления и выплаты пенсии в надлежащем размере (т.е. в размере, определенном в соответствии с законом), неразрывно связано с личностью конкретного гражданина – участника пенсионного правоотношения.

При приобретении наследниками в соответствии с гражданским законодательством права на получение сумм пенсии, подлежавших выплате наследодателю, но не полученных им при жизни, у них не возникает право на получение пенсии наследодателя как особой социальной выплаты, установленной ему при жизни, – пенсионные правоотношения в случае смерти пенсионера прекращаются[5].
Пленум Верховного Суда РФ, давая разъяснения о возможности предъявления наследниками требований о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью наследодателя, в п. 5 Постановления от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» указал, что учитывая, что в силу части второй статьи 1112 ГК РФ право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, не входит в состав наследства, его наследники вправе обращаться с самостоятельными исками в суд либо вступать в процесс в порядке процессуального правопреемства (статья 44 ГПК РФ) лишь по требованиям о взыскании фактически начисленных потерпевшему в счет возмещения вреда, но не выплаченных ему при жизни сумм. В случае предъявления наследниками иных требований, связанных с выплатами сумм в возмещение вреда, причиненного в связи с повреждением здоровья наследодателя (например, иска о перерасчете размера возмещения вреда в связи с повышением стоимости жизни), суд вправе отказать в принятии искового заявления (пункт 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ) или прекратить производство по делу (абзац седьмой статьи 220 ГПК РФ), поскольку часть вторая статьи 1112 ГК РФ с учетом положений статьи 1183 ГК РФ исключает возможность перехода к правопреемникам прав, связанных с личностью наследодателя.

В целом суды придерживаются общего подхода, предполагающего отказ наследникам в процессуальном правопреемстве в случае, если установлено, что спорное правоотношение не допускает правопреемства – см., например, Кассационное определение от 19 августа 2010 г. от 19 августа 2010 г. № 33-10150, Постановление Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 28 февраля 2007 г. № 44г-143/07.

В других случаях, если заявленное наследодателем требование, основано на правах, которые могут переходить в порядке наследования, суды устанавливают правопреемство – Постановление Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 17 января 2007 г. № 44г-14, Кассационное определение Псковского областного суда от 15 мая 2007 г

С учетом изложенного, ходатайство о процессуальном правопреемстве, заявляемое наследниками должно быть основано на детальном анализе обстоятельств дела, стороной которого являлся наследодатель, в обязательно порядке должны быть учтены особенности правоотношений, явившихся предметом спора.

Для этого наследникам следует, прежде всего, обратиться за квалифицированной юридической помощью.

Ходатайство о процессуальном правопреемстве, не аргументированное должным образом, может быть отклонено судом, что грозит правопреемникам потерей возможности участия в процессе и реализации прав, принадлежавших наследодателю. 

[1] Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула, 2001. С.616.[2] Гражданское процессуальное уложение Германии. Ввод . закон к Гражд. Процессуальному уложению: пер. с нем./ [В. Бергман, введ., сост.]. – М.: Волтерс Клувер, 2006. С.79.

[3] Паничкин В.Б. Понятие и правовая природа наследования в российском и американском праве: сравнительный анализ// Наследственное право, 2009, № 3.

Источник: https://logosinfo.ru/zashita-v-sude/federaljnyi-sud/nasledstvennye-spory/pravopriemstvo-naslednikov/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.