Реформа мотивировочной части судебного решения

Содержание

Без подведомственности и мотивировочной части // Верховный суд готовит масштабную реформу процесса

Реформа мотивировочной части судебного решения

Из процессуальных кодексов исчезнет упоминание о подведомственности, сторонам запретят устанавливать договорную подсудность, а суды смогут выносить решения без мотивировки. Для всех представителей в суде обязательным станет высшее юридическое образование. При этом в процессе появится новый участник — поверенный.

У него будет меньше полномочий, чем у представителя, но требование об обязательном юридическом образовании его не коснется. Такие поправки в процессуальные кодексы готовит Верховный суд (ВС). Законопроект есть в распоряжении Закон.ру.

Как следует из материалов, законопроект может быть вынесен на обсуждение Пленума ВС уже в октябре.

За последние три года в Гражданский процессуальный кодекс (ГПК), Арбитражный процессуальный кодекс (АПК) и Кодекс административного судопроизводства (КАС) были внесены поправки, которые установили сходные судебные процедуры для некоторых гражданских и административных дел. «Достигнутое единообразие позволяет сделать очередной шаг к совершенствованию процессуального законодательства», говорится в пояснительной записке. Основные изменения законопроекта, который разработал ВС, коснутся ГПК, АПК и КАС.

Отказ от подведомственности

Одно из самых существенных изменений по законопроекту — отказ от упоминания термина «подведомственность». Этот институт появился в 60-е годы ΧΧ века, говорится в пояснительной записке. Его целью было разграничить компетенцию между судами и другими госорганами.

Этот механизм «унаследовала» современная система, но его следствием стало большое количество споров о подведомственности. Поэтому, полагают в ВС, разграничение предметов ведения должно проводиться при помощи института подсудности: если суд общей юрисдикции или арбитражный суд ошибочно возбудили производство по делу не в своей компетенции, то направляют дело в нужный суд.

Если отсутствие компетенции выявлено на стадии принятия иска, то иск возвращается в связи с неподсудностью.

Запрет договорной подсудности

Еще одно изменение — запрет на выбор подсудности. Договорную подсудность можно будет установить только в делах с участием иностранных лиц. Это связано с тем, что существующее право выбрать суд «практически по всем делам без какого-либо ограничения» приводит к необоснованной нагрузке на суды Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга, отмечается в пояснительной записке.

Представительство в суде

В ГПК и АПК разработчики предлагают закрепить правило о том, что помимо адвокатов представителями в суде могут быть только лица с высшим юридическим образованием. Аналогичное требование уже есть в КАС. Полномочия адвоката подтверждаются ордером, а иных представителей — документами об образовании и документами, удостоверяющими полномочия.

Наряду с представителем в деле сможет участвовать поверенный. Высшее юридическое образование для него не будет обязательным, но полномочий у него будет меньше, чем у представителя. Например, он сможет давать объяснения в устной или письменной форме и получать извещения и копии судебных актов. Но участвовать в деле без представителя поверенный не сможет.

Отказ от мотивировки

Перечень дел, по которым суды смогут не составлять мотивировку, будет расширен. По общему правилу решения по всем гражданским делам будут без мотивировки. Исключение составят социально и экономически значимые дела.

Среди них — дела о защите прав детей, прав на жилое помещение, пенсионных прав, корпоративные споры и споры с участием иностранных лиц, споры, которые рассматривает СИП, банкротные дела.

По ним мотивировочную часть оставят обязательной.

В административном судопроизводстве от мотивировочной части предлагают отказаться только при упрощенном производстве. Это связано с публично-правовым характером административных дел. Вынести определение без мотивировки сможет и судья ВС при отказе в передаче дела на пересмотр коллегии.

Поправки разработчики объясняют невысоким процентом обжалуемых актов. Около 98% от всех судебных актов, принятых судами по существу, остаются без изменений, приводит данные пояснительная записка.

Это говорит о высокой стабильности судебного решения, полагают разработчики. При этом на изготовление мотивировочной части судья тратит до пяти рабочих дней. Расходы бюджета на один рабочий день судьи в суде общей юрисдикции (СОЮ) составляют 23 990 руб.

, а в арбитражном суде (АС) — 25 210 руб.

«Использование полноценной, дорогостоящей и трудозатратной процедуры, связанной с изготовлением судебного решения в полном объеме, даже в тех случаях, когда лица, участвующие в деле, в этом не заинтересованы, не оправдано ни с организационной, ни с экономической точек зрения», — сказано в пояснительной записке.

Цена иска

Увеличивается порог для рассмотрения дел в порядке упрощенного производства. Например, в СОЮ для дел о взыскании денег или истребовании имущества — до 500 тыс. руб. (сейчас 100 тыс. руб.

), а в АС по искам о взыскании средств — до 1 млн руб. для юрлиц (сейчас 500 тыс. руб.) и для ИП — до 500 тыс. руб. (сейчас 250 тыс. руб.).

Это позволит судам рассматривать больше дел с применением упрощенных процедур, считают в ВС.

Пересмотр по новым обстоятельствам

ВС предлагает дополнить перечень новых обстоятельств для пересмотра судебного акта. Определение коллегии может стать таким обстоятельством, если оно попало в обзор практики, утвержденный Президиумом ВС, и если в нем есть указание на возможность пересмотра.

Этой поправкой ВС, видимо, хочет решить проблему, которая стала сегодня предметом рассмотрения Конституционного суда (КС). Заявители считали неконституционным п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК.

Норма рассматривает толкование, которое дает Президиум ВС, в качестве нового обстоятельства, позволяющего пересмотреть другие дела. Однако на практике суды стали ссылаться и на толкование закона коллегиями ВС как на повод для пересмотра дел, хотя в кодексе об этом не сказано.

На практике это приводило к ухудшению положения граждан в спорах с госорганами и учреждениями о социальных выплатах (см. здесь).

Госпошлина

Законопроект меняет порядок исчисления госпошлины при подаче апелляционных, кассационных и надзорных жалоб. Например, сейчас при подаче апелляционной жалобы в арбитражных судах пошлина составляет 50% от госпошлины, уплачиваемой при подаче иска неимущественного характера.

ВС предлагает установить, что 50% рассчитываются от госпошлины, определенной в фиксированном размере. При подаче кассационной жалобы пошлина будет равна тому, что было уплачено при подаче иска. При обращении во «вторую кассацию» пошлина составит 150%, а при надзорной жалобе — 200%.

Аналогичные изменения будут и в ГПК.

Срок на взыскание судебных расходов

По ГПК обратиться в суд за взысканием судебных расходов можно будет течение трех месяцев со дня вступления в силу акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу. Сейчас в ГПК этот срок не установлен. А в АПК он составляет 6 месяцев.

Источник: https://zakon.ru/discussion/2017/9/26/bez_podvedomstvennosti_i_motivirovochnoj_chasti__verhovnyj_sud_gotovit_masshtabnuyu_reformu_processa

Госдума сохраняет мотивировочную часть судебного решения при процессуальной реформе

Реформа мотивировочной части судебного решения

МОСКВА, 6 ноября. /ТАСС/. Госдума приняла на заседании во вторник во втором, основном чтении законопроект о проведении масштабной реформы судопроизводства. Инициатива была внесена на рассмотрение депутатов Верховным судом РФ и принята в первом чтении в июне.

Сохранение мотивировочной части

Законопроект, первоначально представленный на 126 страницах, вносит поправки в Гражданский процессуальный, Арбитражный процессуальный кодекс и Кодекс административного судопроизводства РФ. Ими предусматривается, в первую очередь, упрощение судебных процедур.

Так, редакция первого чтения предполагала освобождение судей от обязанности составлять мотивированные решения по большинству дел. Это было связано с повышенной нагрузкой на судей, отмечалось в сопроводительных документах. Однако при рассмотрении во втором чтении Госдума внесла поправку, отменяющую это положение.

Как пояснил глава профильного комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников, “отказ от составления мотивировочной части стал одним из наиболее спорных изменений”.

“С учетом поправок из законопроекта исключаются нормы об отказе от составления мотивировочной части судебного решения. Таким образом, структура судебных решений останется без изменений – в полном объеме”, – констатировал он.

По мнению главы комитета, “сохранение этой нормы в качестве общего правила могло привести к фактическому ограничению права на доступ к правосудию, к усилению закрытости судебной власти”.

Подсудность и подведомственность

Одновременно поправками из законопроекта исключены положения о запрете изменения договорной подсудности. “Таким образом, стороны и в дальнейшем смогут изменять договорную подсудность по своему усмотрению”, – добавил глава комитета.

Вместе с тем сохранены нормы об упразднении термина “подведомственность” применительно к разграничению полномочий судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

Также предлагается установить правило передачи дел по подсудности из одного суда в другой.

“Понятие подсудности необходимо отличать от подведомственности. Нормы о подсудности определяют компетенцию конкретных судов внутри судебной системы по рассмотрению и разрешению гражданских дел.

Нормы о подведомственности разграничивают компетенцию судов общей юрисдикции от иных судов (арбитражных, третейских), а также других государственных органов и организаций, имеющих право рассматривать и разрешать те или иные вопросы права.

Согласно законопроекту, если в ходе рассмотрения дела выяснилось, что спор не подлежит рассмотрению данным судом, то суд не будет прекращать производство по делу, а направит дело в другой суд в соответствии с подсудностью”, – пояснил Крашенинников.

Юридическое образование обязательно

Законопроектом устанавливается, что представителями сторон в суде при рассмотрении гражданских и арбитражных дел могут быть только лица, имеющие высшее юридическое образование или ученую степень по юридической специальности – за исключением дел, подлежащих рассмотрению мировыми судьями или районными судами.

“Требование профессионального представительства не распространяется на представителей в силу закона, а это не только законные представители. Это, например, представители профсоюзов по трудовым спорам, арбитражные управляющие, патентные поверенные – эти категории могут не иметь высшего юридического образования или ученой степени для представительства в суде”, – указал Крашенинников.

В настоящее время правило о наличии высшего юридического образования действует в отношении административных дел (в КАС РФ).

Поверенных не будет

Первоначальной редакцией законопроекта предлагалось ввести институт так называемого поверенного, чьи полномочия состоят в возможности давать объяснения суду в присутствии представителя, а также получать судебные извещения, вызовы и копии судебных актов. “С учетом всестороннего обсуждения поправками ко второму чтению эти положения из законопроекта исключены”, – сообщил глава комитета.

Порог суммы для упрощенного судопроизводства

Законопроектом предлагается расширить количество дел, рассматриваемых в порядке упрощенного производства, в том числе путем увеличения порога суммы исковых требований о взыскании денежных средств.

В редакции первого чтения предлагалось увеличить цену исковых требований о взыскании денежных средств по делам, рассматриваемым в порядке упрощенного производства, со 100 тыс. до 500 тыс. рублей для граждан в судах общей юрисдикции, и с 500 тыс. до 1 млн.

рублей для юридических лиц в арбитражных судах.

Однако в рамках второго чтения в Гражданском кодексе РФ был сохранен существующий ценовой порог упрощенного производства в размере 100 тыс. рублей, а в арбитражном процессе было решено установить для индивидуальных предпринимателей порог в 400 тыс.

рублей, для юридических лиц – 800 тыс. рублей. По публично-правовым категориям дел порог, таким образом, сохраняется и составляет 100 тыс. рублей. Кроме того, унифицировано приказное производство АПК и ГПК путем установления размера требований в пределах 500 тыс.

рублей.

“Принятие законопроекта является важным шагом в реформировании и модернизации судопроизводства, в реализации реформы судоустройства и унификации процессуальных кодексов”, – заключил Крашенинников.

Источник: https://tass.ru/politika/5759480

Реформа от Верховного суда

Реформа мотивировочной части судебного решения

«Верховный суд России предложил провести глобальную процессуальную реформу, которая должна существенно снизить нагрузку на суды.

Обсуждение этого вопроса проходило 3 октября на пленуме ВС РФ. Согласно предложению суда в Госдуму будут внесены законопроекты, предусматривающие внесение изменений в Гражданский процессуальный (ГПК), Арбитражный процессуальный (АПК) и Уголовно-процессуальный кодексы (УПК), а также Кодекс административного судопроизводства (КАС).

Как пишет „КоммерсантЪ“, наиболее важным изменением является отказ от составления мотивировочной части судебного решения по большинству дел. Таким образом суду необходимо будет только вынести решение по делу, не объясняя его причин.

Исключение планируется сделать только для нескольких категорий дел. Для арбитражных судов это будут дела о взыскании средств с бюджетов, о банкротствах, споры по интеллектуальным правам и корпоративные споры, коллективные иски и дела с участием иностранных лиц и государств.

Для судов общей юрисдикции — споры о детях, о возмещении вреда жизни или здоровью, о восстановлении на работе, о правах на жилье и др. Полные судебные акты с мотивировочной частью будут составляться по просьбе сторон или по инициативе суда.

Описывать все решения в подавляющем большинстве случаев бессмысленно, заявили на пленуме ВС.

Еще одна инициатива, предложенная Верховным судом — представителями в суде при рассмотрении гражданских и арбитражных дел могут выступать только „лица, имеющие высшее юридическое образование“.

В то же время по просьбе представителя в суде может участвовать поверенный, который вправе лишь давать устные и письменные объяснения или получать документы по делу.

Других полномочий у него быть не может.

Другое нововведение, предложенное Верховным судом, предусматривает исключение такого понятия, как подведомственность — его заменят на „подсудность“ или „компетенцию“ для того, чтобы исключить любые неясности и „подведомственные споры“.

Предполагается изменить и правила извещения граждан судами общей юрисдикции. Теперь, помимо личного вручения повестки, ее также можно передать любому совершеннолетнему лицу, проживающему вместе с участником процесса.

Кроме того, теперь не будет играть роли, если гражданин не явился за повесткой или его не застали дома.

Более того, за судьбой своего спора и обжалования решений в вышестоящих инстанциях физлица должны будут следить самостоятельно.

Еще одно нововведение ВС связано с тем, что арбитражные судьи смогут сами рассматривать заявления об их отводе — такое правило действует в судах общей юрисдикции. В арбитражах подобные заявления относятся к компетенции председателей судебных составов или самих судов.

Коснулись перемены в работе судов и практики применения судами уголовного законодательства в сфере предпринимательской деятельности.

В частности, теперь судьям предложено проверять законность и обоснованность процессуальных действий и оперативно-розыскных мероприятий при рассмотрении жалоб на постановления о возбуждении уголовных дел.

Также предложена инициатива, в соответствии с которой арест не может быть применен в отношении подозреваемого или обвиняемого, если преступления „совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности“.

Помимо всего прочего, пленум ВС предложил увеличить нагрузку на следователей, а именно обязать их обосновывать свои требования при продлении арестов и указывать, какие конкретные следственные действия были ими проведены, а какие лишь намечены. Если следователь будет указывать „старые“ основания, суд будет вправе не только заменить заключение под стражу на домашний арест или залог, но и вообще освободить подследственного.

Предложения Верховного суда оценивает юрист Ян Чеботарев (Киров): „Я считаю, что те предложения, которые высказываются сейчас, в большей части носят все-таки косметический характер.

Уже сейчас по некоторым категориям дел, рассматриваемых, например, мировыми судами, судьи могут не выносить мотивированного решения, если в установленный законом срок — 5 дней — сторона не обратится с соответствующим запросом. Я не думаю, что распространение этой практики на другие категории дел, на арбитражный процесс, облегчит положение судов.

Может быть, снижение нагрузки здесь и произойдет, но только в отношении тех случаев, когда в споре принимают участие люди, абсолютно далекие от юриспруденции. Если мне не изменяет память, то поправки, которые предлагаются сейчас Верховным судом, среди прочего предусматривают и обязательное наличие высшего юридического образования у представителя.

Соответственно если здесь и произойдет какое-то снижение нагрузки на судей, то только в тех случаях, когда дипломированный юрист в процессе не участвует (когда гражданин Иванов судится с гражданином Петровым самостоятельно, без привлечения специалиста).

Что же касается всего остального, то, на мой взгляд, это чистой воды декорация.

Процессуальная реформа назрела достаточно давно. Однако, я не уверен в том, что она будет радикальная. Система будет пытаться эволюционировать, но приведет ли это к изменению судебной системы России либо все это будет абсолютной декорацией — покажет время“.

Блогер и правозащитник Денис Коркодинов (Ульяновск) опасается негативных последствий реформы: „Практически каждый человек в России связывается с теми или иными проблемами, приводящими его в суд. В этой связи даже если изменится процессуальная система, то нагрузка на суды никаким образом не уменьшится.

Наоборот, реформа может привести к тому, что коррупции в судах станет больше, что не будет отвечать интересам ни истцов, ни ответчиков, ни судей.

Уверен, что поправки, призванные снизить нагрузку на судей и упростить для них вынесение решений по спорам, касающиеся гражданского, арбитражного и административного судопроизводства носят популистский характер, поскольку в настоящих условиях, когда деятельность судов и так упрощена, вносить какие-то изменения не просто излишне, но и невозможно.
Если суды не будут выносить мотивированные решения, это явится основанием для злоупотребления правом. То, что отводы по экономическим спорам будут рассматривать сами отводимые судьи, то, что апелляция станет единоличной и граждане самостоятельно будут узнавать о заседаниях со своим участием, также не будет способствовать снижению нагрузки на суды. Это только явится основанием для негативного восприятия деятельности судей и судопроизводства, потому что поле злоупотребления правом будет увеличено и суды станут фактически бесконтрольны“.

Адвокат, член Свердловской областной коллегии адвокатов Иван Кадочников рассуждает о том, насколько нужна эта реформа в принципе: „Относительно процессуальной реформы важно понимать ряд основных вещей. Во-первых, за судопроизводство отвечают судьи — государственные служащие.

Так вот, государственные служащие для себя устанавливают правила, по которым им удобно работать. Замечу, правила устанавливают не адвокаты для имитации кипучей деятельности, а именно судьи. Если судьи хотят упростить себе работу по ряду объективных причин, то это правильно и ругать их за это нельзя.

Они по большей части правок действительно упрощают себе работу (в части мотивированных судебных актов, в части квалификационных требований). Эти изменения нужны судебной системе, и она это сделает. Еще раз подчеркну: на процесс судопроизводства влияют судьи, следователи, дознаватели, то есть государственные служащие.

Если им выгодна эта реформа, они ее сделают. И это вполне нормально“.

Следует отметить, что реформа, предложенная Пленумом Верховного суда, всего лишь закрепляет те изменения в системе судопроизводства, которые уже фактически произошли. Наши краткие комментарии.

1. Отказ от составления мотивировочной части судебного решения по большинству дел

Логика Верховного суда понятна: судебная система является поточной по своей классовой сути, публичность и влияние на общество проявляется скорее через громкие дела и путём складывания массовой уголовно-репрессивной практики. Собственно, мотивировка большинства судебных решений как суда общей юрисдикции, так и арбитражного, состоит из шаблонных фраз и дословного копирования статей кодексов. Так зачем, мол, тратить бумагу?

Сущность судебной системы РФ такова, что мотивировочная часть судебных актов необходима только в микроскопическом количестве дел. Когда огромная экономическая власть сосредоточена в руках очень узкой группы лиц, то судебная ветвь власти государства практически перестает играть третейскую функцию внутри все уменьшающегося класса буржуазии.

С точки зрения коммунистической пропаганды — это даже выгодное изменение, которое показывает господство формализма и поточности, массированное проявление классовой воли буржуазии с закономерным игнорированием содержательной части собственно разрешения дел. Достаточно сложно доказать обывателю, что каждое разрешение судом дела по существу — это акт классовой борьбы. Попрание мотивировки делает классовую сущность судопроизводства более очевидной.

2. Обязательность высшего образования представителей и введение института поверенных при рассмотрении гражданских дел

Система судопроизводства закономерно движется в сторону максимальной формализации, оторванности от масс и профессиональной закастованности.

Это, конечно, ещё не идиотские английские мантии и парики, но своими шагами система идёт к тому, чтобы пролетарию судебная защита была недоступна, даже если у него есть компетентный защитник, например, товарищ, друг или родственник.

Это самая антинародная часть реформы, которая направлена против пролетариата, делая невозможной непрофессиональную защиту в суде. Теперь — только за деньги. А когда деньги решают всё или почти всё, то известно, кто всегда побеждает в суде.

3. Ужесточение порядка заседания и ослабление правил извещения

Правила извещения в гражданских делах становятся как в арбитраже: по сути суду достаточно отправить письмо, а получили его или нет — почти не важно.

Кроме описанного выше, в обоих кодексах появятся нормы на случай, если участник дела нарушает правила выступления в заседании. Если он говорит не по делу, ему могут ограничить время выступления.

Если участник самовольно нарушает последовательность выступлений, дважды не подчиняется требованиям судьи, выражается грубо или оскорбительно — суд вправе лишить его слова. Такие меры, равно как и возражения наказанного, заносятся в протокол судебного заседания.

Повторное нарушение порядка грозит выдворением из зала заседаний — на время или до конца разбирательства. А за неуважение к суду предусмотрены штрафы.

Свобода действий по защите непосредственно в судебном заседании значительно ограничивается раздутыми до абсолюта правами судьи по соблюдению порядка.

На самом деле и сегодня судья может чисто процессуальными мерами практически под корень ограничить возможность человека защищаться в суде, но теперь у него будет более «плотная» нормативная база для произвола.

Следовательно, крайне пассивные и запуганные профессиональные юристы и адвокаты будет ещё более пассивными и ещё более запуганными, послушными для судьи винтиками судопроизводства.

Это меньший, чем требование высшего юридического образования, но также значительный шаг судопроизводства против пролетариата и народных масс.

4. Привилегии представителям буржуазного класса

Что тут скажешь? И в Уголовном кодексе и в Уголовно-процессуальном кодексе предприниматели имеют особые права. Эта политика продолжается дальше. Ясно, кому служит и кого защищает государство.

5. Санкции суда на заключение под стражей и уголовно-репрессивная система в целом

Общее направление отправления государственной репрессии следующее. Дело в том, что современное империалистическое государство осуществляет уголовные репрессии в отношении самых незащищённых слоёв населения, практически люмпенов. «Бьёт» по «наркотикам» и воровству.

Смысл этой уголовной мясорубки совершенно изуверский — воспитать в массах страх перед уголовно-репрессивным аппаратом государства. Целью этого страха является, главным образом, защита частной собственности и защита господствующего буржуазного порядка в целом.

Государство бьёт слабых и убогих наотмашь, чтобы остальное общество его боялось. Это количественная сторона репрессий.

Качественная сторона состоит, во-первых, в том, что репрессивный аппарат используется в качестве инструмента конкуренции между олигархами и в основном для подавления средней и мелкой немонополистической буржуазии, которая зачастую почкуется на региональном уровне. Это и есть пресловутая путинская борьба с коррупцией — разгром «местных элит».

Кризис и передел собственности родил такое явление, как аресты губернаторов, вокруг которых были кооперированный местные капиталисты, для освобождения рынка федеральным корпорациям и монополистам. Во-вторых, это политическая репрессия, которая в редких случаях отправляется адресно, но в основном бездумно, за всякие репосты, лайки и митинги.

От характера применения закономерно следует профессиональное разложение уголовно-репрессивной системы государства. Органы следствия, прокуратуры и суда представляют собой жалкое зрелище некомпетентных чинуш.

Реальными разлагающими факторами являются: 1) фактическое отсутствие персональной ответственности судей, следователей, прокуроров, в том числе размазывание ответственности между ними, 2) непонимание задач государственной политики в области уголовной репрессии, 3) идейно-политическая пустота в области идеологии, 4) захламлённость законодательства и господство административщины.

На основе вышесказанного в интересах пролетариата примерный перечень требований в рамках капитализма следующий:

— Отмена судебной санкции на избрание меры пресечения в виде содержания под стражей. Санкция априори некомпетентного в этих вопросах судьи снимает ответственность с органа следствия и прокурора за превращение данной меры в метод расследования.

— Отмена уголовной ответственности за мелкое воровство. Отмена статей, на которых легко набивают статистику.

— Возврат института отправления судом уголовного дела на доследование.

— Введение уголовной ответственности за некоторые процессуальные нарушения.

— Отмена несменяемости судей. В идеале — выборность судей.

— Внесение в Уголовно-процессуальный кодекс нормы о необходимости установления объективной истины по уголовному делу.

Данные изменения будут иметь как оздоравливающий эффект на полицейско-прокурорские кадры, который несколько отвратит их профессионально от классовых задач олигархии, так и улучшит правовые условия для революционной борьбы.

Источник: https://prorivists.org/inf_judicial_reform/

Реформа мотивировочной части судебного решения | Загранник

Реформа мотивировочной части судебного решения

Речь идет о законопроекте Верховного суда, который уже сейчас находится на рассмотрении в Госдуме (см. “Верховный суд начал “процессуальную революцию”). Инициатива, разработанная ВС и одобренная Пленумом, освобождает суды от изготовления мотивировок к решениям по гражданским или административным делам.

По словам Момотова, это поможет не только разгрузить суды и избавить их от лишней работы, но и повысить качество судопроизводства. Ведь изготовление мотивировочной части занимает очень много рабочего времени и отнимает много сил, а в итоге оказывается никому не нужным.

Ежегодно суды рассматривают более 17 млн гражданских и административных дел, больше трети из них связаны с взысканием налогов и долгов по коммунальным платежам. Почти все они рассматриваются в упрощенном порядке, то есть стороны не приходят в суд, не отрицают предъявленных требований.

98% таких дел решаются в пользу истцов. Фактически между ними даже отсутствует правовой спор. Мотивировка нужна, если кто-то из участников дела собирается обжаловать решение суда, а в упомянутых делах это происходит очень редко, чаще всего стороны оказываются удовлетворены решением первой инстанции.

“От общего числа дел, рассматриваемых судами, лишь 11% потом пересматриваются в апелляционной инстанции”, – рассказал Момотов. То есть 89% мотивировочных частей пишутся зря, и это “приобретает характер бессмысленного ритуала”.

9 из 10 судебных решений первой инстанции никем не обжалуются и фактически ставят точку в деле.

Поэтому суды нужно освободить от написания мотивировочной части, которую “никто, кроме ее авторов, так и не прочитает”.

Момотов указал на то, что в СМИ сейчас тиражируется неправильное понимание идеи Верховного суда.

Бытует мнение, что он якобы заботится только о снижении судебной нагрузки, закрывая глаза на участников процесса, но Момотов настаивает, что снижение нагрузки – это не самоцель реформы.

Цель – повышение уровня правовой защищенности граждан и организаций. А это в свою очередь является прямым следствием снижения судебной нагрузки.

Законопроект не отменяет мотивировки по всем делам. Есть три ситуации, когда судья обязан составить мотивированное решение:

1) когда участник дела попросил составить мотивировку (такая норма уже действует в мировых судах, они изготавливают мотивировочную часть только по просьбе стороны);

2) подача апелляционной жалобы на решение;

3) сложность и значимость дела (дела о возмещении вреда жизни и здоровью, о правах детей, жилищных и пенсионных правах и др. для арбитражей – дела об интеллектуальных правах и о банкротстве, а также корпоративные споры).

Также суд может написать мотивировку по собственной инициативе к любому делу.

Идею отказа от мотивировочной части недавно раскритиковали в Федеральной палате адвокатов.

По мнению ФПА, это затруднит единообразное толкование и применение правовых норм судами при разрешении аналогичных споров. Это в ФПА считают нарушением принципа правовой определенности.

Момотов в своем выступлении постарался опровергнуть такую позицию. Он также рассказал о других деталях судебной реформы.

Верховный суд предложил масштабную процессуальную реформу, направленную на снижение нагрузки на суды, включая арбитражные, сообщает “Коммерсантъ”.

Пленум ВС, по информации издания, одобрил внесение в Госдуму законопроектов, предусматривающих внесение изменений в Гражданский процессуальный (ГПК), Арбитражный процессуальный (АПК) и Уголовно-процессуальный кодексы (УПК), а также Кодекс административного судопроизводства (КАС).

Читать дальше  Пояснения на отзыв ответчика образец арбитраж

Наиболее важное изменение –- отказ от составления мотивировочной части судебного решения. Суду достаточно будет указать на удовлетворение или отказ в иске, не объясняя причин.

Опрошенные газетой юристы воспринимают это предложение очень скептически, отмечая, что без мотивированного решения нет правосудия, кроме того, невозможно будет сформировать судебную практику, выявить правовые позиции, найти аналогичные дела.

Добавим к этому, что обзоры судебной практики периодически выпускает в том числе ФНС, предлагая руководствоваться ими налоговым органам в ежедневной работе. С отменой мотивировочной части судебных решений у налоговиков и налогоплательщиков будет отсутствовать необходимая информация.

В итоге суды, наоборот, будут завалены массой идентичных исков по спорам о нарушении прав, которые в случае прозрачности судебной практики могли бы не быть нарушенными, или, напротив, по спорам, от которых отказывался бы сам налогоплательщик, заранее понимая, что решение будет принято не в его пользу.

Так что предлагаемые поправки вместо разгрузки судебной системы могут вызвать совершенно противоположный эффект, заодно повысив издержки как бюджета, так и налогоплательщиков.

Исключения в проекте ВС сделаны лишь для нескольких категорий дел, по которым мотивировка должна будет формулироваться, сообщает “Коммерсантъ”.

Для арбитражных судов — это дела о взыскании средств с бюджетов и споры из публичных правоотношений, дела о банкротстве, споры по интеллектуальным правам и корпоративные споры, коллективные иски и дела с участием иностранных лиц и государств.

Для судов общей юрисдикции — это также споры о детях, о возмещении вреда жизни или здоровью, о восстановлении на работе, о правах на жилье, о защите пенсионных прав или интересов неопределенного круга лиц. По остальным делам мотивировочная часть будет оформляться только по требованию одной из сторон спора.

Кроме того, в случае принятия поправок отводы по экономическим спорам будут рассматривать сами отводимые судьи, апелляция будет рассматривать жалобы в составе одного судьи вместо трех, а граждане должны будут сами узнавать о заседаниях со своим участием. Предполагается также расшифровать в Уголовно-процессуальном кодексе понятие предпринимателей, которые не подлежат арестам по экономическим преступлениям, а также усилить требования к судьям и следователям при продлении мер пресечения, пишет издание.

студент, кафедра гражданского процесса ЮИ ТГУ,

ст. преподаватель ЮИ ТГУ,

Процессуальным актом, представляющим собой конечный результат процессуальной деятельности суда по установлению фактических обстоятельств дела и юридической оценки посредством применения (соблюдения) норм материального и процессуального права, является судебное решение. [1, 225] Судебное решение призвано регулировать общественные отношения, а именно, независимо от того, удовлетворено ли требование или в нем отказано, оно воздействует на поведение субъектов материальных правоотношений, путем вынесения обязательных для исполнения предписаний.

Воздействие судебного решения на общественные отношения не ограничиваются урегулированием индивидуальных взаимоотношений субъектов материального права, установлением фактов и правовых состояний, законности нормативных правовых актов.

Судебное решение воспитывает граждан в духе уважения к закону, способствует преодолению правового нигилизма и пропаганде права.

Читать дальше  Специальная оценка условий труда определение

Исходя из нормы статьи 198 Гражданского процессуального кодекса, судебное решение состоит из четырех частей: вводной, описательной, мотивировочной, резолютивной. Судья при составлении решения по конкретному делу обязан строго соблюдать форму, предусмотренную частью 1 данной статьи.

Мотивированность судебного решения была предусмотрена в постановлении от 9 июля 1982 г.

«О судебном решении», в котором Пленум Верховного суда СССР указал, что мотивированность судебных решений означает обязательность наличия в нем исчерпывающе аргументированных выводов суда о результатах оценки доказательств и установленных на их основании фактах. В необходимых случаях в решении также должно содержаться обоснование выбора каждой из примененных судом норм права и их толкование. [2, с. 8]

Самой важной составляющей судебного решения, которая указывает на окончательный вывод суда по делу и его обоснование является мотивировочная часть.

В мотивировочной части решения должны быть указаны: обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; нормы права, которыми руководствовался суд при вынесении решения – доказательственное и фактологическое обоснование выводов суда. Исходя из мотивировочной части судебного решения делаются выводы об относимости, достоверности, допустимости, законности и достаточности доказательств, представленных в суде, а также логичность рассуждений суда при внесении решения. Именно мотивировочная часть выполняет функцию убеждения в законности и правильности решения суда.

В октябре 2017 года Верховный Суд РФ внес на рассмотрение Государственной Думы РФ законопроект, предусматривающий масштабную реформу процессуального законодательства. Положения данного законопроекта коснулись и Гражданского процессуального кодекса. А именно, в дальнейшем планируется освободить суд от оформления мотивировочной части по умолчанию.

Основной идеей данного новшества является процессуальная экономия, которая заключается в упрощенной форме судопроизводства, в сокращении круга дел, по которым составляются мотивированные судебные решения, что связано с повышенной нагрузкой на судей.

В обоснование грядущих изменений Верховным Судом РФ прилагается пояснительная записка, которая гласит, что в 2014–2016 годы в апелляции и кассации обжаловалось всего 11,5% решений. А количество дел с 2014 года увеличилось на 23%.

Согласно пояснительной записке, отменялось или изменялось всего порядка 2% решений, а значит, 98% остались неизменны (судебные приказы не в счет). Чаще всего стороны согласны с решениями, а значит, судья зря тратит время на их письменное обоснование.

Как подсчитали авторы законопроекта, день работы судьи в суде общей юрисдикции обходится бюджету в 23 990 руб., а в арбитражном суде – в 25 210 руб.

“Использование полноценной, дорогостоящей и трудозатратной процедуры, связанной с изготовлением судебного решения в полном объеме, даже в тех случаях, когда лица, участвующие в деле, в этом не заинтересованы, не оправдано ни с организационной, ни с экономической точек зрения”, – говорится в пояснительной записке к законопроекту. [3]

Полные судебные акты с мотивировочной частью будут составляться по желанию сторон, по инициативе суда или по нескольким обязательным категориям дел. Участники могут попросить изготовить полный акт лишь после того, как дело будет рассмотрено.

Вне зависимости от заявления сторон или желания суда полные решения согласно ГПК будут обязательны для дел, рассмотренных в заочном порядке, по корпоративным спорам, делам социальной значимости (о детях, вреде жизни и здоровью, о правах на жилое помещение, восстановлении на работе и т. п.) и некоторым другим. Мотивировки в общей массе станут необязательными для апелляционной и кассационной инстанций. В частности, в гражданском процессе суд может не объяснять решение, оставить акт без изменения, если заявитель повторил те же доводы, что и в первой инстанции.

Читать дальше  Справка из бюро кредитных историй как получить

Данные изменения на наш взгляд не являются настолько позитивными и оправданными, поскольку не учитывается ряд факторов.

А именно, в доктрине гражданско-процессуального права многими авторами выделяется принцип гласности судебного разбирательства, который, помимо проведения судебного порядка в открытом заседании, предполагает возможность неограниченному кругу лиц ознакомиться с судебным решением.

С отменой мотивировочной части, нарушается данный принцип, а значит, фактически сокращается перечень лиц, имеющих возможность ознакомиться с рассуждениями суда по конкретному делу.

Судебные решения в правовом обществе играют огромную роль не только для лиц, в отношении которых они выносятся, но и для всеобщего правового воспитания граждан.

Хоть в настоящее время романо-германская правовая система, действующая в России, не признает акты судебной власти источником права, тем не менее, судебные решения являются актами толкования, которые более детально конкретизируют и раскрывают содержание нормативно-правовых актов, а иногда и вовсе разрешают коллизии и восполняют существующие пробелы в них. Также с отменой мотивировочной части судья фактически лишается возможности совещания самим с собой, а, следовательно, судебное решение будет сводиться лишь к резолютивной части.

Одной из причин, указывающих на необходимость проведения данной реформы, является снижение нагрузки на судей, путем введения процедуры подачи заявления для составления мотивировочной части при необходимости обжалования судебного акта.

Но вместе с тем, необходимо рассматривать и человеческий фактор при составлении решения судом, как известно, в течение суток правосудие совершается по нескольким делам и вполне естественно, если по прошествии определенного периода времени судье будет затруднительно восполнить все фактические обстоятельства дела, доказательства, доводы, а также свои рассуждения по делу.

Как справедливо указал заместитель главы Министерства Юстиции: «Отсутствие мотивированного судебного акта может снизить уровень ответственности принимаемого судебного постановления и уровень доверия граждан к судебной власти». По его словам, судей можно освобождать от составления мотивировочной части своих решений только в исключительных случаях. [4] Для решения проблемы снижения нагрузки на судебную власть, в частности, предлагается установить особый вид государственной пошлины, которая будет взыскиваться по результатам рассмотрения дела со стороны, проигравшей процесс.

Но только в том случае, если выяснится, что эта сторона на досудебной стадии отказалась исполнять очевидные законные и обоснованные требования стороны-истца.

Так же, по мнению многих автором, следует развивать институт альтернативного урегулирования споров с участием посредника, а также иные досудебные способы урегулирования споров.

Таким образом, законопроект, предусматривающий решение об отмене мотивировочной части для определенных категорий дел не является достаточно обоснованным и оправданным, а значит, нет необходимости в его принятии.

Источник: https://zakon-i.ru/2019/09/10/reforma-motivirovochnoj-chasti-sudebnogo-reshenija/

В госдуме поспорили об отмене мотивировочной части судебных решений

Реформа мотивировочной части судебного решения
Законодательный комитет Госдумы 9 апреля рекомендовал принять в первом чтении законопроект о внесении изменений в ГПК, АПК и КАС РФ, инициированный Верховным судом РФ (о претензиях экспертов к документу читайте на L.R здесь). Его представил депутатам зампредседателя ВС Василий Нечаев, после чего развернулась оживленная дискуссия, свидетелем которой стал журналист Legal.Report.

Глава комитета Павел Крашенинников, предваряя выступление Нечаева, охарактеризовал законопроект как “большой, мощный, перспективный”.

– Цель внесения изменений – унификация процессуального законодательства и его дальнейшее развитие, – отметил зампред Верховного суда. – Изменения, как вы видите, очень масштабные. С другой стороны – принципиальных новшеств тут немного, если разобраться.

По словам Нечаева, проект, прежде всего, исключает институт подведомственности. «До реформы 2014 года у судов общей юрисдикции с арбитражными судами точек соприкосновения практически не было, – рассказал судья. – И вот тогда институт подведомственности был оправдан. А сейчас этот принцип уже не действует – остается лишь принцип подсудности».

Здесь Нечаев сделал отсылку к Конституции.

– Хочу обратить ваше внимание: там в части судебной системы тоже нет принципа подведомственности. Только одна лишь подсудность. Итак, мы, Верховный суд, тоже предлагаем оставить в проекте закона институт подсудности.

Весьма важно, что согласно внесенному документу исключается и договорная подсудность, заявил зампред ВС.

– Да, раньше и она была оправданна. Но в нынешних реалиях она попросту нарушает права и организаций, и граждан. Взять, к примеру, обычный кредитный договор, которых каждый день заключаются тысячи.

Это, по сути своей, договор присоединения, в котором прописывается договорная подсудность. И юрлицам, и физлицам ничего не остается, как его подписывать. И получается: московские банки раздают кредиты лицам, которые рассеяны по всей России.

Взять договор купли-продажи автомобиля – и там тоже договорная подсудность, по месту продавца… Любые дела должны рассматриваться только судами города Москвы, что выливается в ощутимые затраты для компаний и для граждан.

И элемент коррупционности там тоже весьма и весьма солидный. Поэтому мы предлагаем этот совершенно неоправданный институт тоже исключить!

Еще одна проблема, по словам Нечаева, заключается в том, что «у нас порядок отвода судей в ГПК и в АПК различный». Для унификации данных норм предлагается ввести единый порядок отвода, конкретизировал он.

Зампред ВС коснулся еще одного острого момента.

– Предлагается ввести профессиональное представительство, – отчеканил Нечаев. – В нашем проекте представитель может быть только адвокатом или лицом с высшим юридическим образованием.

По рядам депутатов прошел заметный шум. И зампред ВС как будто решил «подсластить пилюлю».

– Проектом вводится и новый институт – поверенных, – сообщил он. – И вот они-то могут не иметь высшего образования. Но, подчеркиваю, только в том случае, если они выступают в роли поверенных!

Что касается примирительных процедур, то «у нас они расписаны в АПК, в ГПК же их нет», заметил Нечаев. В порядке «все той же унификации» законопроектом предлагается ввести такие процедуры и в Гражданский процессуальный кодекс.

Далее Нечаев перешел к теме, которая определенно стала «камнем преткновения дня».

– Мотивированное решение сейчас выносится по всем делам, – сообщил зампред ВС.

– О-о-о… – тихо, но различимо протянул кто-то из парламентариев.

– Так вот, – ничуть не смутившись, продолжал Нечаев, – нами предложено ввести норму в оба кодекса (АПК и ГПК – прим. ред.): мотивированное решение не выносить. А что касается КАС, то там его нужно выносить, исключая определенные категории дел. Это не говорит о том, что мотивированных решений не будет.

– А как? – прошептал очередной «невидимый» оппонент Нечаева.

– Нет, права граждан тут никак не нарушаются, – пообещал судья. – Суть в том, что суду просто дается право выносить немотивированное решение. Если же участвующие в деле лица попросят об этом – суд обязан вынести мотивированное решение в течение 10 дней. По части дел такое решение обязательно – к примеру, по связанным с интеллектуальными правами, трудовыми и семейными спорами.

«Нет тут нарушений, в общем», – еще раз резюмировал будто бы предвидевший вал нелицеприятных вопросов Нечаев.

– В 2017 году вынесено 14 миллионов решений по гражданским делам и около полутора миллионов в арбитражных судах, – полистав бумаги, зампред ВС вновь заставил всех оживиться. – Из этого числа в апелляционном порядке было обжаловано порядка 565 658 решений, это 4%. Выносить, таким образом, по всем делам мотивированное решение – очень затратно и непроизводительно!

Освобождающееся время судей Нечаев предложил «направить на более сложные дела – вот на те самые 4%».

– Я здесь нарушений прав граждан и организаций не вижу! – в который раз повторил он.

Под конец своего доклада Нечаев рассказал еще об одной новелле в законопроекте Верховного суда: это впервые предложенные основания для пересмотра решений по новым обстоятельствам. «Здесь, конечно, тоже можно много что обсудить», – предупредил он.

По словам судьи, он и не надеялся, что документ «не вызовет больших замечаний».

– Верховный суд готов работать со всеми замечаниями, – заверил Нечаев. – Мы – за выработку согласованных решений. И просим поддержать законопроект!

Слово взял модератор заседания Павел Крашенинников.

– Коллеги, мы вошли в такой этап, когда у нас намечается очередная модернизация, судебная реформа. Совсем недавно мы приняли в первом чтении законопроект, касающийся создания апелляции и кассации. А сейчас, по факту, унифицируется гражданский процесс, – сообщил глава комитета.

Верховный суд, по его словам, «предлагает эволюционный путь», и это достаточно позитивный момент.

– При революционном пути готовится единый ГПК, а при эволюционном нормы унифицируются, пока все три обсуждаемых кодекса не станут фактически одинаковыми, – заявил Крашенинников, чем заставил коллег заулыбаться. – Этот путь проще для тех, кто готовит текст, он особенно привлекателен для судей и для участников процесса. В целом проект очень важный и нужный!

Вместе с тем, как заметил глава законодательного комитета, «здесь есть несколько важных вопросов».

– Первое. Будем ли мы, коллеги, пытаться прописывать процессуальные полномочия апелляционных и кассационных судов в этом проекте? Или все-таки в другом, отдельном? И еще.

Да, все, что сказал Василий Иванович, стоит, безусловно, поддержать. По поводу исключения подведомственности – абсолютно правильная история. Но требуют дополнительного обсуждения вопросы, связанные с мотивировкой судебных решений.

Тут ведь речь идет, прежде всего, о защите прав граждан.

Крашенинников высказал претензии и к предложенному законопроектом «онлайн-порядку» извещения участников процесса.

– Мы не можем обязывать людей находиться, скажем так, в интернете: вот вы зайдите, сами посмотрите… Лет через пятнадцать это, допустим, можно ввести в действие. Но не теперь.

«Раунд вопросов» от членов комитета открыл Зариф Байгускаров, почти три десятка лет проработавший в системе судебных приставов, а также трудившийся федеральным судьей. У него предсказуемо возник тот самый «профессиональный» вопрос – об отказе от обязательности мотивированного решения.

– Если это станет правилом, поверьте – ни один вменяемый судья не станет сидеть и писать мотивированное решение, – утверждал он.

– Это я вам однозначно говорю как бывший судья! И еще тут нарушаются права лиц, которые не принимали участие в заседании, но чьи права и обязанности также были затронуты – они не смогут ознакомиться с мотивированным решением. Как они вообще смогут его обжаловать, у них же не будет доводов?!

– Действующие судьи – разумеется! – поддерживают отказ от непременного составления мотивированного решения. Но это, поверьте, не говорит о том, что оно так и не будет в итоге написано! – защитил позицию ВС Нечаев. – Оснований для того, чтобы обязать в этом судью, в законопроекте предостаточно.

– Вот вы привели статистику – как мало обжалуется решений в апелляции, – подключился к дискуссии первый зампред комитета Юрий Синельщиков, бывший первый зампрокурора Москвы. – Так, может, потому мало и обжалуется, что есть та самая мотивировка, убеждающая граждан в бессмысленности идти дальше? А перестанем мы ее писать – так количество жалоб в судах возрастет в разы!

Нечаев толком не успел ответить, как член комитета от ЛДПР Сергей Иванов заявил, что он грубо подсчитал на калькуляторе потенциальный экономический эффект от отмены мотивировочной части.

«Получаются, с учетом рабочего времени судей, бешеные деньги – несколько сэкономленных триллионов… или даже квадриллионов, – поделился он.

– А чего мы вообще хотим добиться-то? Мол, можно не писать, но если попросят – то уж пишите?! Так мы ко второму чтению хотим это как-то поменять? Тогда получается – меняется сама концепция законопроекта, а это неправильно!»

– Как быть-то, Павел Владимирович? – прямо обратился он к Крашенинникову.

– Я думаю, что это все-таки нельзя назвать концепцией, – заметил тот. – Концепция другая – это модернизация судопроизводства. А мотивировочная часть – просто один из предлагаемых инструментов, против которого у нас, как видите, имеется ряд возражений… но большинство вопросов в проекте, мне кажется, решено очень удачно.

– Так ко второму чтению мы что угодно можем понапихать в этот документ! – мрачно заметил Иванов.

– Если это будет касаться унификации процесса – то пусть так и будет. И мне кажется, «понапихать» – не совсем парламентское выражение, – дипломатично поставил точку в разговоре Крашенинников.

– Главное, если мы говорим о мотивировке, – экономия времени, позволяющая судьям перейти на более сложные дела! – еще раз громко подчеркнул оживившийся Нечаев.

После короткого ания комитет поддержал законопроект абсолютным большинством «с учетом существенной доработки ко второму чтению».

Источник: https://legal.report/v-gosdume-posporili-ob-otmene-motivirovochnoj-chasti-sudebnyh-reshenij/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.