Обстоятельства подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия

Сила доказательств, подтвержденных нотариусом

Обстоятельства подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия

05 августа 2016

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Новеллы процессуального законодательства в 2016 году: разъяснения и рекомендации для практикующих юристов – часть вторая

Часть 5 статьи 69 АПК РФ, фактически, устанавливает презумпцию достоверности обстоятельств, подтвержденных нотариусом.

Речкин Роман Валерьевич
Старший партнер

Федеральным законом от 29 декабря 2015 г. №391-ФЗ статья 69 АПК РФ дополнена частью 5, вступившей в силу 29 декабря 2015 года:

«Обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса, или если нотариальный акт не был отменен в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством для рассмотрения заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении».

Проблема доказывания в российских процессуальных кодексах

Доказывание – самая важная часть процесса. Доказательства и их оценка судом должны регулироваться процессуальным кодексом максимально подробно и четко. Однако именно вопросы доказывания нашими процессуальными кодексами (и АПК РФ, и ГПК РФ, и относительно недавно принятым КАС РФ) толком не регулируются.

Правилам определения относимости и/или допустимости доказательств посвящено по одной статье в АПК РФ (ст.ст. 67 и 68, соответственно). Ни та, ни другая статья реально не работают. Формулировка статьи 68 АПК РФ абстрактна и ничего не регулирует.

Оценке доказательств, которая вообще составляет суть процесса, посвящена в АПК РФ всего одна статья. О стандартах доказывания («баланс вероятностей» или «за пределами разумных сомнений»), о распределении «бремени утверждения» и «бремени доказывания» в российских судах не слышали. Часть 3 статьи 65 АПК РФ, посвященная раскрытию доказательств, российскими судами просто не применяется.

И подобные вопросы можно поставить по каждой норме главы 7 АПК РФ, к сожалению.

Нормы неконкретны, недетализированы, отсутствует механизм и/или порядок их применения, нет ответственности за неприменение этих правил, не описаны процессуальные последствия соответствующих действий или бездействия и т.д.

Пробелов и неурегулированных вопросов в нормах процессуальных кодексов о доказывании, на наш взгляд, едва ли не больше, чем самих этих норм.

для «Сила доказательств, подтвержденных нотариусом. Новеллы АПК РФ»

Все это накладывается на отсутствие реального требования к суду оценивать все
доводы и доказательства сторон (указание в п.2 ч.1 ст.170 АПК РФ – всего лишь декларация).

В итоге, российский суд оценивает только те доказательства дела, какие хочет, и
исключительно по «своему внутреннему убеждению», то есть так, как хочет.

Обычно в судебном акте более или менее подробно оцениваются доказательства, которые подтверждают позицию суда, а доказательства, которые эту позицию хотя бы ставят под сомнение, либо вообще не упоминаются, либо упоминаются без какой-либо оценки.

С учетом всего вышесказанного статья 69 АПК РФ выполняет очень важную функцию: она устанавливает доказательства, от которых российский суд не вправе «отмахнуться».

Часть 5 статьи 69 АПК РФ: презумпция достоверности обстоятельств, подтвержденных нотариусом

Норма, введенная частью 5 статьи 69 АПК РФ, по существу, заимствована из гражданского процесса. Федеральным законом от 29 декабря 2014 г. №457-ФЗ статья 61 ГПК РФ была дополнена частью 5, вступившей в силу с 1 января 2015 года:

«Обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 186 настоящего Кодекса («Заявление о подложности доказательства»), или не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия».

«Обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия» могут быть любые:

  • обеспечение доказательств, в том числе в сети Интернет (ст.ст. 102, 103 Основ законодательства РФ о нотариате от 11 февраля 1993 г. №4462-I);
  • удостоверение сделок (факт подписи договора определенным лицом);
  • удостоверение решения собрания (ч.2 ст.103.10 Основ законодательства РФ о нотариате: «Нотариус для установления факта принятия решения органом управления проверяет правоспособность юридического лица, определяет компетенцию органа управления юридического лица в части принятия решения, наличие кворума на собрании или заседании и на основании подсчета , представленного счетной комиссией или иным уполномоченным на подсчет лицом, наличие необходимого количества для принятия решения в соответствии с законодательством и учредительными документами юридического лица»).

Фактически, ч.5 ст.69 АПК РФ вводит почти неопровержимую презумпцию достоверности обстоятельств, которые подтверждены нотариально оформленным документом. Эта презумпция может быть опровергнута только одним из двух способов:

  1. Путем заявления о фальсификации доказательства (в порядке, установленном статьей 161 АПК РФ). Если до 29 декабря 2015 года при оспаривании нотариального доказательства можно было формально не заявлять о фальсификации (не ссылаться на ст. 161 АПК РФ и не проходить предусмотренную ей процедуру), то сейчас заявить о недостоверности доказательства, удостоверенного нотариусом, можно только путем заявления о фальсификации.
  2. Решением суда общей юрисдикции об отмене нотариального акта в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством для рассмотрения заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении (ст.ст. 310-312 ГПК РФ).

Цикл публикаций о новеллах процессуального законодательства 2016 года:

доменные споры, коммерческие споры, корпоративные споры, налоговые споры, споры по интеллектуальной собственности, споры по недвижимости

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/works/sila_dokazatel_stv_podtverzhdennyh_notariusom/

Тайна совершения нотариального действия: что такое и в чём выражается?

Обстоятельства подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия

Источник №1

Российское гражданское право в 2 томах: Т. 1: «Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права» под ред. Е. А. Суханова

Тайну личной жизни можно определить как сведения (информацию) о различных сторонах индивидуальной жизнедеятельности человека, разглашение (передача, утечка) которых может нанести ущерб гражданину.

Она охватывает различные стороны индивидуальной жизнедеятельности человека (интимные стороны, привычки и наклонности, здоровье, физические и физиологические особенности, средства личного общения, совершаемые человеком юридически значимые действия, финансовые дела и т.п.).

В связи с этим право на тайну личной жизни включает в себя тайну:

– личной информации;

– усыновления;

– корреспонденции и телефонно-телеграфных сообщений;

– следственных действий;

– нотариальных действий;

– иных действий юрисдикционных органов;

– медицинскую тайну;

– адвокатскую тайну;

– банковскую тайну.

При всем многообразии проявлений личной жизни граждан применительно к охране тайны личной жизни всех их объединяет то, что речь идет об информации конфиденциального характера, доступ посторонних лиц к которой возможен только в силу прямого указания закона, но со строгим и тщательным соблюдением оснований, условий и порядка ее получения и использования.

Источник №2

Ю. В. Афонасенко: «Нотариальное удостоверение брачного договора»

Нотариус, помощник нотариуса, работники нотариальной конторы несут ответственность за разглашение и обязаны сохранять в тайне следующие сведения:1. Сведения, которые содержатся в удостоверяемом документе

2. Сведения, которые стали им известны в связи с совершением нотариальных действий.

Не допускается разглашение самого факта обращения гражданина к нотариусу. Для сохранения тайны нотариального действия в момент его совершения не должны присутствовать посторонние лица (не являющиеся лицом, от имени или по поручению которого осуществляется нотариальное действие).

Источник №3

Рожнов А. А.: «Уголовная ответственность нотариусов за нарушение профессиональной тайны»

Предметом данного общественно опасного деяния являются конфиденциальная информация о содержании нотариальных действий и иные сведения, полученные нотариусом в процессе исполнения своих профессиональных обязанностей.

При этом анализ соответствующих положений Основ законодательства о нотариате позволяет сделать вывод о том, что неразглашению подлежат не только сведения, составляющие личную (семейную) или коммерческую тайну клиента, но и та информация, которая не рассматривается обращающимися за профессиональной помощью лицами как подлежащая сохранению в тайне от посторонних лиц.

Источник №4

Юлия Юрьева: «Юриспруденция и право»

Нотариус обязан хранить в тайне сведения, которые стали ему известны в связи с осуществлением профессиональной деятельности, например:1) завещаний;2) доверенностей;3) Сведения об отказе от наследства;4) договора купли-продажи недвижимости и др.,

поскольку разглашение конфиденциальной информации, может привести к серьезным правовым конфликтам.

Требование оберегать тайну нотариальных действий означает, что их надлежит выполнить в присутствии только непосредственно заинтересованных лиц и по мере необходимости тех, кто оказывает им помощь: переводчиков, граждан, подписывающих документы за больных или неграмотных, и т. д.

Никто из посторонних лиц наблюдать за ходом совершения нотариального действия не должен, и обеспечивать выполнение этого условия обязан нотариус, независимо от того, совершается ли нотариальное действие на его рабочем месте или вне его.

Требование сохранения тайны распространяется не только на содержание нотариального действия, но и на факт обращения с просьбой о его совершении.

Источник №5

Иванова И. Ю.: «Право на информацию в нотариальной деятельности»

Основы законодательства РФ о нотариате содержат положения, согласно которым нотариусу при исполнении служебных обязанностей, а также лицам, работающим в нотариальной конторе, запрещается разглашать сведения, оглашать документы, которые стали им известны в связи с совершением нотариальных действий, в том числе и после сложения полномочий или увольнения.

Следует обратить внимание, что нотариус обязан хранить в тайне не только документированную информацию.

Часто сведения, получаемые при общении с клиентом, более информационно насыщены, чем задокументированные данные, и, следовательно, необходимо тщательно соблюсти все процедурные и технические требования, чтобы сохранить их тайну, в частности освободить помещение от посторонних лиц, исключить возможность прослушивания и т.д.

Источник №6

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5e51f0ba11638a2a18c14a36/taina-soversheniia-notarialnogo-deistviia-chto-takoe-i-v-chem-vyrajaetsia-5e59e39a23f6716bacbc15bc

О придании повышенной доказательственной силы нотариально удостоверенным фактам

Обстоятельства подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия
В статье исследуются итоги реформы нотариата в части придания нотариально удостоверенным фактам повышенной доказательственной силы в силу ч. 5 ст. 61 ГПК. Автор приходит к выводу, что суды игнорируют указанные нововведения, тем самым, в определенной мере, саботируя реформу.

Концепция реформы нотариата предполагала усиление роли нотариата через придание повышенной доказательственной силы нотариально удостоверенным фактам. Соответствующие изменения были внесены в законодательство. Так, ст. 61 ГПК была дополнена ч.

5 следующего содержания: обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном ст. 186 ГПК РФ, или не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия.

По замечанию одного из авторов законопроекта, выражающего позицию разработчиков и волю законодателя, «если сделка, доверенность или факт были удостоверены нотариально, оспаривание таких актов будет невозможно».

Реформа нотариата вселяла большие надежды практикующим юристам, поскольку снимала значительную нагрузку с судов и, вместе с тем, позволяла значительно снизить влияние существующих в судебной системе коррупционных факторов. Однако, возрастающая значимость нотариата не встретила должной поддержки со стороны судебной системы.

С момента введения ч. 5 ст. 61 ГПК уже прошло ровно пять лет. Аналитическое исследование судебной практики показало, что данная норма является мертворожденной и судами не применяется.

Вместе с тем, аналогичные нормы закреплены в законодательствах различных государств уже давно, что связано с необходимостью дисциплинировать суд, ограничив его усмотрение, ускорить рассмотрение дела, а в условиях тотального недоверия к судебной системе, уменьшить коррупционный люфт, основанный на деформированной свободе усмотрения судьи. В мире существует практика придания нотариально удостоверенным доказательствам повышенной доказательственной силы.

Что в данном случае означает повышенная доказательственная сила? Прежде всего, это особый порядок оспаривания доказательства.

Существует мнение, что суд оценивает доказательства в совокупности, однако, это не значит, что суд может игнорировать процессуальный порядок, установленный для оспаривания нотариального доказательства.

На примере судебной практики о признании нотариальных сделок недействительными мы видим, что ч.5 ст. 61 ГПК РФ не применяется, а сделки признаются недействительными в обход данного нововведения.

Таким образом, из всей практики оспаривания нотариально удостоверенных сделок нам не удалось встретить ни одного примера применения порядка оспаривания нотариально удостоверенного факта, предусмотренного ч.

5 ст. 61 ГПК.

В тех же случаях, когда участники процесса ссылаются на нарушение порядка, установленного ст. 61, суды норму не применяют. Так, по одному из дел нотариус обратилась с частной жалобой на определение судьи о назначении посмертной судебно-психиатрической экспертизы в деле о признании завещания недействительным. В жалобе, которую суд оставил без удовлетворения, нотариус ссылалась на отсутствие оснований для приостановления производства по делу в связи с проведением экспертизы, поскольку в соответствии с п. 5 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном ст. 186 ГПК РФ, или не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия. В данном случае завещание удостоверено в нотариальном порядке, а истцы не заявили о наличии основания, указанного в ст. 186 ГПК РФ, в связи с чем оснований для проведения экспертизы не имеется. По другому делу суд применил ч. 5 ст. 61 ГПК РФ в качестве дополнительного основания для отказа в удовлетворении требований, несмотря на то, что оно должно быть основным, а, вернее, единственным основанием. В обоих случаях суды пренебрегли императивно установленным процессуальным порядком оспаривания нотариально удостоверенного доказательства.
Игнорирование анализируемой нормы может быть обусловлено многими причинами

Во-первых, это незнание аналогичных зарубежных институтов, истоков реформы.

Во-вторых, неосведомленность о направлениях реформирования законодательства, в данном случае реформы нотариата, ее целей и сущности.

В-третьих, можно предположить некоторое противодействие судебной власти усилению роли нотариата и утрате судами уже сложившихся их юридических возможностей.

В-четвертых, игнорирование новелл может быть связано с ожиданием разъяснений вышестоящих судов по рассматриваемой проблеме.

Необходимо отметить, что неприменение ч. 5 ст. 61 ГПК ставит под сомнение законность и обоснованность судебного решения.

Нотариальная реформа и внесение анализируемых изменений в ГПК свидетельствуют о концептуальном замысле законодателя изменить модель доказывания в гражданском процессе.

По мнению зарубежных юристов, цели процесса предопределяют существование той или иной политики доказывания. Для целей установления истины лучше подходит свободная система доказывания, при которой ни одно из средств доказывания не является обязательным для суда. Напротив, цели обеспечения правовой безопасности содействует легальная система доказывания, в которой определенные средства доказывания связывают убеждение судьи, ограничивая его свободу. С введением в гражданское процессуальное законодательство нормы о повышенной доказательственной силе нотариально удостоверенного факта, в непримиримом противоречии столкнулись обе эти концепции, а ч. 5 ст. 61 ГПК вступила в конфликт с ч. 2 ст. 67 ГПК, гласящей, о том, что никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Здесь законодателю необходимо проявить последовательность и обозначить приверженность нововведениям.

Изменения, внесенные в ГПК, приближают российскую модель нотариата к французской. Как отмечает А.В. Грядов, по французскому праву, положения, содержащиеся в договоре (дата его составления и др.), заключенном в простой письменной форме, в рамках формальной системы доказывания не могут связывать судью в том случае, когда они противопоставляются третьим лицам, не участвующим в составлении этого договора. Напротив, положения нотариального акта, отражающие факты, лично совершенные нотариусом или произошедшие в его присутствии, будут по-прежнему являться обязательными для судьи, даже в случае, когда они противопоставляются третьему лицу и могут оспариваться третьим лицом только в рамках специальной процедуры. Таким образом, по замыслу законодателя, в России должна начать складываться формальная система доказывания. Ключевая задача такой системы – доверие к судебному решению. Поскольку проверить беспристрастность судьи практически невозможно, необходимо создать формальные условия, в которых пристрастность не может повлиять на исход дела.  Решение, которое в наибольшей степени использует механизмы верификации, основывается на несовершенных средствах доказывания. В этом случае судья в своей деятельности будет руководствоваться теми же принципами, что и ученый. Но поскольку судья не является ученым, следует ограничить количество таких решений. 

Однако, судебная система этому препятствует. Не имея опыта работы по новой системе, суды избегают применения новых норм, что приводит к игнорированию новелл законодательства и сводит попытки его реформирования на нет.

Страдают от такого подхода участники процесса, которые действуя в рамках закона не могут получить защиту и некоторую гарантию от признания сделки недействительной, на которую справедливо рассчитывали, заключая сделку в нотариальной форме. На практике, суды признают недействительными нотариально удостоверенные сделки даже на основании простых свидетельских показаний, или на основании показаний так называемого «послуха», что совершенно недопустимо в условиях, когда для оспаривания нотариально удостоверенного факта процессуальным законодательством предусмотрен особый порядок.

Информация, содержащаяся в публичных реестрах, не требует доказывания, пока не доказано обратное. Почему же удостоверенный нотариусом, выполняющим публичную функцию от имени государства, не может быть удостоверен не подлежащий доказыванию факт?

Полагаем, на пути к достижению цели беспристрастности суда необходимо ограничить свободу его усмотрения формальными системами доказывания. В то время как инструментальные акты обладают полной доказательственной силой, каковы бы ни были обстоятельства дела, другие доказательственные механизмы применяются только при условии установления недостаточности доказательств. С точки зрения судебного института, легитимация путем присоединения (согласия) имеет большую ценность по сравнению с легитимацией через вменение. Выражение этого предпочтения можно увидеть в том, что французское право в каждом возможном случае ставит допустимость доказательств в зависимость от представления сторонами инструментального акта. Таким образом, сделано все, чтобы судьи черпали источник своих решений в согласии проигравшей стороны. Шапсугова Мариетта Дамировна, кандидат юридических наук, доцент, старший научный сотрудник сектора предпринимательского и корпоративного права

Институт государства и права РАН

Источник

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Источник: https://govoritnotariat.com/opinions/o-pridanii-povyshennoy-dokazatelstvennoy-sily-notarialno-udostoverennym-faktam/

Правовое значение нотариального акта в гражданском и арбитражном судопроизводстве

Обстоятельства подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия


Обращаясь к истории становления и развития института нотариата как в Российской Федерации, так и странах ближнего и дальнего зарубежья, нельзя не отметить, что требования к нотариусам, их права и обязанности, а также отношение к ним общества менялись и так или иначе соответствовали этапу исторического развития того или иного государства: от таббелионов в Древнем Риме и площадных подъячих в Российском государстве XVI века до профессионального сообщества нотариусов в современной России. Тем не менее, сущность нотариальной деятельности во все времена оставалась неизменной. Как верно отмечает О. В. Филиппова: «Говорить о профессии нотариуса означает говорить о достоверности, свидетельстве и истине» [1].

В силу самой правовой природы нотариата, а также особых законодательных требований к порядку совершения нотариальных действий, установленных Основами законодательства Российской Федерации о нотариате [2], нотариус обязан строго следовать букве закона, обеспечивая тем самым юридическую безопасность гражданского оборота. Нотариус, таким образом, является адвокатом закона [3].

К сожалению, в правовом пространстве нашей страны долгое время господствовала тенденция по снижению роли нотариата и сведению его деятельности к совершению малозначительных действий, однако, сейчас наблюдается обратный процесс, который, однако, неизбежно влечет активные правовые дискуссии среди специалистов различных сфер как частных, так и публичных правоотношений.

Так, выступая против расширения компетенции нотариата, представители риэлторского сообщества указывают на то, что подобные изменения влекут лишь увеличение расходов субъектов гражданского оборота — «больше работы — больше госпошлин», с ними порой соглашаются и граждане [4].

Однако государство продолжает активно обращаться к нотариальному сообществу как к гаранту легитимности гражданского оборота: на состоявшейся в феврале 2016 года пресс-конференции наряду с иными участниками председатель Комитета Государственной Думы по вопросам собственности С. А.

Гаврилов указал на то, что «выбор законодателей в пользу нотариата обусловлен тем, что корпорация продемонстрировала за последние годы свою готовность к выполнению задач государственного уровня и работе в современных условиях, в настоящее время нотариат опережает все другие правовые институты по реализации принципа ответственности» [5].

Подобный подход к институту нотариата прослеживается не только в нормах материального права, но и в положениях, регулирующих порядок рассмотрения и разрешения споров, возникающих между субъектами правоотношений, в судебном порядке.

Согласно нормам действующего в отечественной правовой системе процессуального законодательства, для разрешения споров и удовлетворения своих исковых требований заинтересованные лица могут обратиться в арбитражный суд либо суд общей юрисдикции.

Согласно части 1 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) [6] федеральные суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают исковые дела с участием, в том числе, граждан и организаций о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, трудовых, экологических и иных правоотношений. А в подведомственность арбитражных судов, согласно статье 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации [7] (далее — АПК РФ), входит рассмотрение дел по экономическим спорам и дел, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности юридическими лицами, а также гражданами — индивидуальными предпринимателями. Таким образом, в зависимости от категории участников спора и от характера спорного правоотношения заинтересованное лицо, чьи права были нарушены может подать исковое заявление в федеральный суд общей юрисдикции либо арбитражный суд.

В процессе судопроизводства стороны по делу обязаны доказывать те обстоятельства, на которые они ссылаются. Это правило устанавливается статьей 56 ГПК РФ и дублируется в статье 65 АПК РФ.

Доказательствами в этом случае являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Такими доказательствами могут быть объяснения лиц, имеющих сведения о фактических обстоятельствах дела (стороны, свидетели, третьи лица), а также какие-либо объекты материального мира, являющиеся вещественными доказательствами, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов по вопросам, касающимся рассматриваемого гражданского дела. Весь процесс по сбору и оценке доказательственной базы, как в теории, так и в законодательстве именуется процессом доказывания, который определяется в доктрине как «разновидность познания, протекающая в специфической процессуальной форме и охватывающая мыслительную, процессуальную деятельность субъектов, обосновывающих те или иные положения и выводящих на основе этого новые знания в суде» [8, с. 100].

Таким образом, стороны, доказывая и обосновывая актуальность своих требований, вправе предъявлять любые доказательства, полученные законным способом.

Исследуя процесс доказывания в судопроизводстве, важно отметить, что при разрешении каждого конкретного дела в обязательном порядке должен быть определен предмет доказывания, то есть те фактические обстоятельства, которые имеют отношение и значение для разрешения дела в суде.

К предмету доказывания относятся факты, содержащиеся в исковом заявлении, то есть являющиеся основанием искового требования истца. А также те факты, которые высказываются ответчиком в качестве возражений против иска.

В случае вступления в дело третьего лица в предмет доказывания также включаются те факты, о которых оно заявляет. Стороны могут ошибаться, излагая свои факты, поэтому суд, в конечном счете, круг обстоятельств, включаемых в предмет доказывания, определяет самостоятельно.

При этом он обязан оперировать положениями статьей 61 ГПК РФ и 69 АПК РФ, которые перечисляют ряд обстоятельств, исключающихся из предмета доказывания.

Во-первых, это факты, признанные судом общеизвестными. Во-вторых, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, в том числе и приговором по уголовному делу.

Источник: https://moluch.ru/archive/144/40280/

Доказательственная сила нотариальной экспертизы, или процессуальный «сюрприз» 2016 года

Обстоятельства подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия

С 1 января 2016 года вступила в силу весьма спорная новелла арбитражного процессуального законодательства, связанная с нотариально обеспеченными доказательствами.

В чем суть изменений

Статья 69 Арбитражного процессуального кодекса (АПК РФ) дополнена новой (пятой) частью.

Её суть: обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 161 кодекса, или если нотариальный акт не был отменен в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством для рассмотрения заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении.

https://www.youtube.com/watch?v=wxsqGy4pzGI

В 2015 году схожим нововведением был дополнен Гражданский процессуальный кодекс (ГПК РФ) – согласно части 5 статьи 61 обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 186 кодекса, или не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия (изменения вступили в силу 1 января 2015 года).

Общий смысл изменений сводится к тому, что факты, установленные нотариальным документом, не нуждаются в доказывании. Исключения составляют случаи, когда:

  • установлен факт фальсификации (подложности) нотариального документа (статья 161 АПК РФ, статья 186 ГПК РФ);
  • нотариальный акт отменен судом в порядке, установленном ГПК РФ (данное исключение установлено только для арбитражного процесса);
  • установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия (данное исключение, напротив, установлено для судов общей юрисдикции и в арбитражном процессе не применяется).

При применении указанных норм наиболее спорные вопросы могут возникнуть в отношении экспертиз, назначаемых в нотариальном порядке.

Статья 102 Основ законодательства РФ о нотариате (далее – Основы) наделяет нотариуса полномочиями по обеспечению доказательств. Если сторона судебного процесса опасается, что представление доказательства в суд станет впоследствии невозможным или затруднительным, то она вправе обратиться к нотариусу за совершением действий по обеспечению доказательства.

При этом, согласно статье 103 Основ, нотариус при совершении действий по обеспечению доказательств вправе назначить экспертизу.

По смыслу указанной нормы экспертизу проводят, если у нотариуса отсутствуют специальные знания, необходимые для обеспечения доказательства, т.е. для установления соответствующих фактических обстоятельств.

Соответственно результат такой экспертизы указывается в нотариальном документе, обеспечивающем доказательство.

И вот тут начинается самое интересное. Если результат назначенной нотариусом экспертизы закреплен в нотариально удостоверенном документе, то, исходя из буквального толкования части 5 статьи 69 АПК РФ и части 5 статьи 61 ГПК РФ, установленные такой экспертизой обстоятельства доказыванию в судебном процессе теперь не подлежат.

Какие последствия может иметь такое нововведение для сторон процесса и для судебного разбирательства в целом?

Для ответа на данный вопрос необходимо вспомнить про общий порядок назначения и проведения судебной экспертизы как в гражданском, так и в арбитражном процессе.

Порядок имеет следующие обязательные элементы:

  • экспертиза назначается в судебном заседании с возможностью участия в её назначении сторон процесса, которые вправе предлагать суду кандидатуры эксперта, формулировки вопросов для экспертизы и т.п. – иными словами, порядок назначения экспертизы подробно урегулирован законодателем;
  • экспертное заключение должно соответствовать требованиям, установленным соответствующим процессуальным кодексом – статья 86 АПК РФ, к примеру, содержит довольно подробный перечень таких требований;
  • в случае, если стороны процесса не согласны с результатом экспертизы, они вправе требовать назначения дополнительной или повторной экспертизы.

Самый важный момент – существует устоявшаяся судебная практика, согласно которой заключение эксперта не имеет для суда заранее установленной силы и подлежит оценке в совокупности с другими доказательствами по делу!

Иными словами, результат судебной экспертизы для арбитражного суда не является и не может являться «истиной в последней инстанции». Процессуальный закон предоставляет как суду, там и сторонам процесса достаточно возможностей для «пересмотра» экспертного заключения, если оно является неясным, неполным, необъективным или противоречивым.

А что же с доказательственной силой нотариальной экспертизы?

Из содержания вышеуказанных дополнений к ГПК РФ и АПК РФ напрашивается только один вывод – её результат в судебном процессе теперь сомнению не подлежит, поскольку в законе прямо указано, что установленные нотариусом обстоятельства освобождаются от доказывания. Фактически законодатель установил приоритет нотариальной экспертизы перед судебной. А это, на наш взгляд, в корне противоречит основным принципам гражданского и арбитражного процесса.

Есть какие-либо основания для «пересмотра» результата экспертизы в нотариальном порядке?

В том-то и дело, что порядок назначения и проведения нотариальной экспертизы регулируется Основами весьма скромно.

Статья 103 содержит лишь одну гарантию прав заинтересованных лиц на объективный результат экспертизы, да и ту весьма условную – предупреждение нотариусом эксперта об ответственности за заведомо ложное заключение.

Кроме указанного правила, порядок назначения нотариальной экспертизы ограничивается нормой об обязанностях нотариуса известить стороны и заинтересованных лиц о времени и месте обеспечения доказательств (абзац 3 статьи 103 Основ).

Но эта норма также не является безусловной гарантией прав таких лиц, поскольку согласно абзацу 4 статьи 103 Основ обеспечение доказательств производится без их извещения в случаях, не терпящих отлагательства, или, когда нельзя определить, кто впоследствии будет участвовать в деле.

И главное – о возможности назначения нотариусом дополнительной или повторной экспертизы в Основах нет ни слова.

Следует отметить, что согласно абзацу 2 статьи 103 Основ, при выполнении процессуальных действий по обеспечению доказательств нотариус руководствуется соответствующими нормами гражданского процессуального законодательства Российской Федерации.

Из данного правила следует косвенный вывод о том, что назначение и проведение нотариальной экспертизы должно проводиться по правилам, установленным ГПК РФ для экспертизы судебной.

Но применение абзаца 4 статьи 103 Основ, предоставляющего нотариусу право обеспечивать доказательства без извещения заинтересованных лиц, лишает соответствующую сторону возможности осуществить свои процессуальные права, связанные с экспертизой (на представление кандидатуры эксперта, на отвод эксперту, на требование дополнительной или повторной экспертизы и т.п.).

Таким образом, возможностей защиты от необоснованной экспертизы, назначаемой нотариусом, до представления её результатов в суд у заинтересованных лиц на порядок меньше, чем в отношении экспертизы, назначаемой судом.

Возможности судебной защиты от неправомерной нотариальной экспертизы, предусмотренные комментируемыми нововведениями, также достаточно противоречивы и, на наш взгляд, нуждаются в существенной доработке. Рассмотрим их подробнее, чтобы понять суть проблемы.

Во-первых, заявление о фальсификации (подложности) доказательств.

Данный способ никоим образом не сможет устранить неправомерности нотариальной экспертизы, поскольку применяется только в случае, когда в суд представлен поддельный нотариальный документ.

Если же нет сомнений в подлинности подписи и печати нотариуса, проставленных на документе – ни о какой фальсификации доказательства речи быть не может.

Во-вторых, оспаривание нотариального документа в порядке, установленном ГПК РФ.

Иными словами, если сторона процесса не согласна с нотариальным документом, которым зафиксированы результаты экспертизы – такая сторона подает в суд общей юрисдикции по месту нахождения нотариуса заявлении об отмене нотариального акта, после чего просит суд, в который данный акт представлен как доказательство, приостановить производство по делу.Долго, громоздко, а если нотариальное действие совершено за тысячи километров от суда, рассматривающего дело – еще и весьма затратно.

проблема данного способа – непонятно, является ли необоснованность или противоречивость результата экспертизы основанием для отмены нотариального документа, если он составлен в полном соответствии с требованиями законодательства.

Ведь формально-то нотариус ничего не нарушил – компетенция эксперта проверена, об уголовной ответственности эксперт предупрежден. А оспаривание результата нотариальной экспертизы – это уже скорее оспаривание фактов, установленных ею, но никак не самого документа.

В итоге может получиться замкнутый круг – оспаривая такие факты, мы неизбежно «упираемся» в часть 5 статьи 61 ГПК РФ, согласно которой обстоятельства, установленные нотариальным документом, в доказывании не нуждаются…  

Третий способ – заявить в суд, рассматривающий дело, о существенном нарушении порядка совершения нотариального действия. Проблем у этого способа две. Первая – невозможность его применения в арбитражном процессе.

Вторая сродни недостаткам предыдущего способа – имеет ли место существенное нарушение, если порядок назначения экспертизы нотариусом соблюден, а о назначении повторной экспертизы заинтересованные лица его (нотариуса) не просили?

Вполне возможно, что еще не сформировавшаяся по данному вопросу судебная практика в будущем позволит разрешить указанные проблемы и противоречия. Однако, по нашему мнению, вопросы проведения нотариальной экспертизы и её доказательственного значения в суде нуждаются и в серьезной законодательной доработке, которая должна состоять, прежде всего, в следующем:

  1. Более жесткая нормативная регламентация порядка проведения нотариальной экспертизы посредством внесения изменений в законодательство о нотариате. Речь идет в том числе о законодательном закреплении возможностей «пересмотра» результатов нотариальной экспертизы до их представления в суд, а также о предоставлении заинтересованным лицам иных гарантий, позволяющих защитить себя от необоснованной или противоречивой экспертизы.
     
  2. Расширение оснований для оспаривания нотариального документа, основанного на результатах экспертизы, в судебном порядке. В частности, необходимо прямое указание в процессуальном законодательстве на возможность проверки судом обоснованности результатов нотариальной экспертизы, в том числе посредством назначения повторной экспертизы по тем же вопросам.

Источник: https://Ceur.ru/library/articles/jekspertiza/item202050/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.