Что такое бремя доказывания в административном

Презумпция виновности в производстве по КоАП РФ: можно ли нейтрализовать «стандартом» доказывания?

Что такое бремя доказывания в административном

Административно-наказуемое бездействие имеет неограниченное число выражений и комбинаций (с учетом содержания норм законодательства иной отраслевой принадлежности), например, в непредоставлении отчетов, актов КС-2, КС-3, ненаправлении ответа на обращение, неразмещении информации и т.д.

По ряду категорий дел о бездействии ничего предрассудительного и в помине нет. Речь идет о блоке нарушений, когда есть объективные средства фиксации совершения действия, например, на сайтах http://bus.gov.ru, http://zakupki.gov.ru.

Или о ситуации смешанного бездействия, когда на руках письмо или данные, из содержания которых устанавливается неполное исполнение обязанности и т.д.

Соответственно бремя доказывания лежит на административном органе – нужно вложиться трудом в сбор доказательственного материала, а потенциальный виновный может не напрягаться, если дело собрано хлипкое.

А вот есть случаи и посложнее, когда объективных средств фиксации нет, а если средства и есть, то носят неофициальный характер, являются документом / базой / реестром с ограниченным доступом, да который еще и ведется на бумаге или в самопальной excel-таблице, а то и вообще когда средства фиксации нет. Это случаи, когда след не имеет слабооспоримого формализованного выражения.

К примеру, есть регламентация предоставления отчета в орган государственной (муниципальной) власти. И этот отчет не представлен (тут массу статей КоАП РФ можно подобрать). При этом отсутствует информационный ресурс в сети Интернет, «дублирующий» предоставление, фиксирующий его факт.

Какой коронный вопрос всегда поступает на рассмотрениях от лица, рассматривающего дело? Правильно: «А вы можете предоставить доказательства того, что предусмотренное законом (подзаконным актом) действие Вами выполнено?».

А доказательственная база, поступившая на рассмотрение, как правило: протокол, объяснения лица, составившего протокол, а также «обязывающий набор» (правовые акты, соглашения, документы о юридически важных датах, которыми лицо обязывается предоставить отчет).

А это уже начинается презумпция виновности… Со стороны административных органов достаточно «заявления» («не поступило», «не обнаружено», «не исполнено», «не видел, не слышал»), и их доказательства суть формализация слова «он виноват», а не юридическое закрепление следа. Как таковое собирание доказательств отсутствует. А все бремя доказывания единомоментно переваливается на без пяти минут оштрафованного, который должен напрячься для обороны.

В принципе ничего удивительного. Презумпция виновности в суженной форме легализована в КоАП РФ (см. примечание к статье 1.5 КоАП РФ), по меньшей мере, с присутствием объективных средств фиксации. Удивительно то, что закон не синхронизирован с действительностью и не охватывает всех реальных случаев (статей), когда лицо вынуждено доказывать свою невиновность.

Но вот задался вопросом: можно ли погасить эту презумпцию виновности в вышеуказанном примере, не прибегая к нормативной корректировке?

Вся «лень, халатность, юридическая безграмотность в формировании доказательственной базы» излечивается, помимо грамотной (я бы сказал «докапывающейся и восхищающей») работы защитника и внутриведомственного контроля качества работы, негласными «стандартами доказывания».

Такого термина нет, он не употребляется, он вообще незаконен, поскольку ни одно доказательство не имеет заранее установленной силы.

Но пробирает до костей его явное присутствие: это тот набор документов и усредненных объяснений, при котором с вероятностью в 90% наступит «наказательный» исход или наоборот «малозначительность», «исключение вины» и в таком духе.

Само навязывание «стандартов» происходит устойчивой практикой прекращения дел, в щадящей форме это может быть связано с возвратом протокола, а также может быть вуалировано, когда суд предлагает сторонам донести документы.

Есть ли «стандарт» доказывания по делам о противоправном бездействии при отсутствии средств объективной фиксации? Вариантов доказывания такого бездействия выдумано великое множество, можно и еще придумать, но они все одно все порочны.

Вариант 1: Протокол, объяснения лица, составившего протокол, «обязывающий набор».

Вариант 2: Вариант 1 + служебная записка (рапорт, сообщение, справка, информация, аналитическая записка, записка по результатам мониторинга, выдержка из аналитической или мониторинговой записки, акт о фиксации неисполненной обязанности и т.п.). Тоже порок.

По сути происходит копирование одного и того же «заявления» и искусственное наращивание доказательственной базы.

К сожалению, такой набор, как и набор по варианту 1, неизбежен, если мониторинг исполнения обязанности и полномочие по составлению протокола сосредоточены в руках одного лица.

Вариант 3: Вариант1 / вариант 2 + письменное сообщение из иного органа власти (или органов – бывает, что у нас два субъекта получения одного и того же документа) о факте бездействия или отсутствии сведений об исполнении обязанности на конкретную дату.

В данном случае имеет место также копирование «заявления», просто при этом участвует несколько должностных лиц – лицо, осуществляющее мониторинг, лицо, составляющее протокол. Я бы сказал, «фрагментация» изначального заявления.

Ничего отличного от вариантов 1 и 2, если только сотрудник иного органа не предоставит данные объективной фиксации.

Вариант 4: Я такого не встречал, но могу предположить о дополнении варианта 2 или 3 околообъективным средством фиксации в виде заверенной копии прошитого и пронумерованного журнала учета входящей корреспонденции, куда задним числом можно что-то вписать только через преступление. Но это сомнительное доказательство.

Убежден, что не только мне попадались сотрудники канцелярий, секретариатов, которых надо смиренно уговаривать «влепить» еще входящий номер и подпись должностного лица (они истово верят, что синий штамп со штампом даты – достаточная приемная отметка). К тому же в журнал можно просто забыть зафиксировать факт.

Поэтому отсутствие на определенные даты корреспонденции от потенциального виновного может служить только как косвенное доказательство.

Вариант 5: Варианты 1, 2 и 3 и вдобавок объяснения лица (в том числе данные в установленном порядке в ходе контрольного мероприятия) или неотвеченное письмо с письменным предложением (ни в коем случае не «требованием») о даче объяснений к определенной дате, включая доказательства получения лицом такого письма.

Формально получается уже два «чистых» доказательства (ура), но на стандарт не тянет. Лицо не обязано давать никакие объяснения, оно может и не приходить на те или иные процессуальные этапы, при котором все производство носит заочный характер.

Да и опять же – вспоминаем родственный теоретическую часть уголовного процесса, его неудержимые проклятья делам, базирующихся на признании обвиняемого.

Выводы:

На мой взгляд, пока примечание к ст. 1.

5 КоАП РФ не дополнят, можно нивелировать негатив от присутствия презумпции по некоторым делам об общественно-опасном бездействии тем, чтобы в обязательном порядке в извещении о времени и месте составлении протокола (определении о проведении административного расследования), а потом определении о времени и месте рассмотрения дела (последним китайским предупреждением) «предлагать предоставить доказательства обратного».

Так в лице можно высечь искру страсти к обороне по КоАП РФ, чтоб от него отступили расхожие мнения «все заранее решено» и «палец о палец не ударю, ничего не возьму, ничего не подпишу, никуда не пойду, а потом буду ныть из-за штрафа».

С учетом того, что ряд внутриведомственных актов аккуратно забивают дыры между нормами КоАП РФ, устанавливают формы всего, чего только можно, тем более протокола, с учетом того, что никаких ограничительных требований к извещению нет (его содержание разнится от указания только на статью до указания на статью и краткого содержания объективной стороны), то можно обойтись и без сложной процедуры корректировки КоАП РФ.

Так будет достигнута совокупность материалов по Варианту 5, не самому худшему.

Источник: https://zakon.ru/blog/2017/08/22/prezumpciya_vinovnosti_v_proizvodstve_po_koap_rf_mozhno_li_nejtralizovat_standartom_dokazyvaniya

Статья 62. Обязанность доказывания

Что такое бремя доказывания в административном

Статья 62. Обязанность доказывания

1. Лица, участвующие в деле, обязаны доказывать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований или возражений, если иной порядок распределения обязанностей доказывания по административным делам не предусмотрен настоящим Кодексом.

2.

Обязанность доказывания законности оспариваемых нормативных правовых актов, актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, решений, действий (бездействия) органов, организаций и должностных лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, возлагается на соответствующие орган, организацию и должностное лицо. Указанные органы, организации и должностные лица обязаны также подтверждать факты, на которые они ссылаются как на основания своих возражений. По таким административным делам административный истец, прокурор, органы, организации и граждане, обратившиеся в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц, не обязаны доказывать незаконность оспариваемых ими нормативных правовых актов, актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, решений, действий (бездействия), но обязаны:

1) указывать, каким нормативным правовым актам, по их мнению, противоречат данные акты, решения, действия (бездействие);

2) подтверждать сведения о том, что оспариваемым нормативным правовым актом, актом, содержащим разъяснения законодательства и обладающим нормативными свойствами, решением, действием (бездействием) нарушены или могут быть нарушены права, свободы и законные интересы административного истца или неопределенного круга лиц либо возникла реальная угроза их нарушения;

3) подтверждать иные факты, на которые административный истец, прокурор, органы, организации и граждане ссылаются как на основания своих требований.

3. Обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения административного дела, определяются судом в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению к спорным публичным правоотношениям, исходя из требований и возражений лиц, участвующих в деле.

При этом суд не связан основаниями и доводами заявленных требований по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов, решений, действий (бездействия), соответственно принятых или совершенных органами государственной власти, органами местного самоуправления, иными органами и организациями, наделенными отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностными лицами, государственными или муниципальными служащими, а также по административным делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.

2017 N 1085-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сивкова Бориса Алексеевича на нарушение его конституционных прав отдельными положениями Земельного кодекса Российской Федерации, Лесного кодекса Российской Федерации, Градостроительного кодекса Российской Федерации, Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации”

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Б.А.

Сивков оспаривает конституционность следующих законоположений: пункта 2 статьи 85 “Состав земель населенных пунктов и зонирование территорий” и пункта 1 статьи 97 “Земли природоохранного назначения” Земельного кодекса Российской Федерации; части 6 статьи 87 “Лесохозяйственный регламент” Лесного кодекса Российской Федерации; части 4 статьи 30 “Правила землепользования и застройки” и части 8 статьи 36 “Градостроительный регламент” Градостроительного кодекса Российской Федерации; части второй статьи 13 “Обязательность судебных постановлений”, части второй статьи 61 “Основания для освобождения от доказывания”, статьи 195 “Законность и обоснованность решения суда”, утратившей в настоящее время силу статьи 249 “Распределение обязанностей по доказыванию по делам, возникающим из публичных правоотношений” (положения которой воспроизведены в статье 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации) ГПК Российской Федерации; статей 62 “Обязанность доказывания” и 176 “Законность и обоснованность решения суда” Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 27.04.2017 N 86-КГ17-1Требование: Об оспаривании решения налогового органа.

Обстоятельства: Истец ссылается на то, что он необоснованно был привлечен к налоговой ответственности, поскольку представил ответчику налоговую декларацию по налогу на доходы физических лиц, в которой отразил доход, полученный от осуществления предпринимательской деятельности, а также исчислил налог к уплате в бюджет.Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку при проверке представленных истцом кассовых чеков и квитанций к приходным кассовым ордерам ни налоговым органом, ни судом не указано, какие именно из обязательных реквизитов отсутствовали в чеках и квитанциях, которые физическое лицо при обычных обстоятельствах могло выявить при расчетах за строительные материалы и работы.

Статья 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации возлагает обязанность доказывания законности оспариваемых решений органов, организаций и должностных лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, на соответствующие орган, организацию и должностное лицо, которые обязаны также подтверждать факты, на которые они ссылаются как на основания своих возражений (часть 2).

Определение Верховного Суда РФ от 27.04.

2017 N 18-КГ16-190Требование: О признании незаконным бездействия органов власти и местного самоуправления, выразившегося в непринятии мер по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций, обязании демонтировать бетонные остатки мостового сооружения.

Обстоятельства: По мнению прокурора, нахождение в акватории реки указанных остатков не обеспечивает прохождение паводков, создает угрозу их обрушения, перекрытия русла реки и затопления домовладений.

Решение: Дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в ином составе судей, так как суд не установил принадлежность мостового сооружения какому-либо лицу на законном основании, наличие волеизъявления собственника водного объекта, находящегося в федеральной собственности, на проведение демонтажа, который предполагает изменение дна и берегов реки.

В силу части 3 статьи 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения административного дела, определяются судом в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению к спорным публичным правоотношениям, исходя из требований и возражений лиц, участвующих в деле.

“Обобщение судебной практики по административным делам об оспаривании решений государственных экзаменационных и конфликтных комиссий субъектов Российской Федерации при проведении в 2016 году государственной итоговой аттестации по программам среднего общего образования в форме единого государственного экзамена”(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 01.06.2017)

Правила распределения бремени доказывания обстоятельств, имеющих значение для административного дела об оспаривании решений, действий (бездействия) органов, организаций и должностных лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, установлены частями 2 и 3 статьи 62, частями 9 – 11 статьи 226 КАС РФ.

Источник: https://legalacts.ru/kodeks/kodeks-administrativnogo-sudoproizvodstva-rossiiskoi-federatsii-ot-08032015/razdel-i/glava-6/statja-62/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.